Краткий отчет

Авторизация



Email: inf@gobike.ru

Главная Походы Краткий отчет

Краткий отчет

 

Гобийская Велоэкспедиция 2007

Предварительный отчет или, попросту,

короткий рассказ о путешествии

 

 

Идея и подготовка

Очень многие люди знают или что-то слышали о пустыне Гоби. Причем, в основном, мало хорошего. Но для тех, кто любит приключения, плохая репутация и труднодоступность территории лишь добавляют ей притягательности.

Мое желание посмотреть на пустыню зародилось еще в студенчестве. Еще бы, ведь Гоби – это величайшее кладбище динозавров. Позже рассказы коллег-геологов, поработавших в Монголии, укрепили идею посетить загадочную местность. А после того, как лет 10 назад я увидел замечательный телевизионный сюжет о Гоби, расплывчатая мечта превратилась в конкретную цель. Поразили изумительные по красоте кадры, где путешественники на джипах пробирались по каменистой равнине на фоне причудливых красных скал. Камни были черные, а скалы, похожие на старинные замки, будто светились в лучах заката. Это было похоже на фантастические марсианские пейзажи.

С этого времени я с друзьями периодически стал обсуждать возможность подобного путешествия.

 

Для того чтобы осуществить такую мечту, одного желания недостаточно. Нужна хорошая команда и руководитель. Когда у нас определился лидер и организатор – Сергей Якунин, идея начала материализовываться. «Все, - сказал Сергей, - идем в Гоби на следующий год на велосипедах». С этого момента мы перешли от слов к делу. Сложный поход – это соответствующая серьезная подготовка, в том числе и физическая, а также решение массы вопросов, начиная от сбора информации и разработки маршрута до получения виз.

Сложилась команда из восьми человек: Сергей Якунин (руководитель), Вадим Иванов, Андрей Шаманский, Дмитрий Закс, Александр Леснянский, Антон Кауров, Евгений Трофимов, Артем Власевский. Еще один, «внештатный» участник – Роман Коробков, участвовал в организации и, оставаясь в Чите, постоянно находился с нами на связи.

Сергей прорабатывал маршрут с учетом возможности посещения наиболее красивых и интересных мест. Учитывались такие факторы, как наиболее благоприятное время года, роза ветров, расстояние между источниками воды и т.д. Дима отлично справлялся с задачами завхоза. Другие члены команды решали технические вопросы с велосипедами, снаряжением, энергообеспечением. Некоторые вещи пришлось изобретать самим, например конструкцию передних багажников. Ее придумал Андрей Шаманский.

Сплоченность команды – очень важный момент для продолжительного и сложного путешествия. Из восьми человек, пятеро сходили вместе уже не в один поход и составляли костяк предстоящей экспедиции.

Возраст участников от 23 до 49 лет. Род занятий тоже разный. В основном,– инженеры и предприниматели. Вадим – профессиональный спасатель. Артем – работник госучреждения.

Вместе тренировались. Съездили на Алханай в полном обмундировании, с 20 литрами воды на человека. Пробовали, как велосипед идет с грузом. Хотя асфальт, конечно, не сильно похож на гобийские камни и песок.

Очень важно было собрать максимум информации о пустыне и особенно почитать отчеты о подобных походах. То, что мы смогли узнать, особо не радовало. Страшилок про Гоби написано предостаточно. А сведения об успешном пересечении пустыни на велосипедах отсутствовали (относительно благополучный велопробег вдоль железной дороги – не в счет). Нашлась информация о двух неудачных попытках команд из Питера и Москвы. Но зато было собрано достаточно сведений о существующих в Гоби уникальных природных объектах.

Прекрасно осознавая, что мероприятие довольно рискованное, мы, тем не менее, ехали в Монголию. Главным образом, за новыми впечатлениями. Тяга к экстремальным испытаниям и спортивное стремление «быть первыми» все же вторичны по отношению к желанию увидеть экзотические пейзажи, прикоснуться к быту кочевников, почувствовать дух этой страны. Поэтому только фото- и видеоаппаратуры я вез 12 кг. Это при том, что список вещей и продуктов тщательно продумывался.

Для проблемных участков, где совсем будет туго с водой, взяли специальное «космическое» питание. В кружке заварил – вот тебе и обед. Часть продуктов – сахар, крупы – покупали уже в Монголии. Там же взяли бензин,– он служил топливом в тех местах, где нет растительности.

Предполагая, что поход, возможно, окажется самым трудным в нашей спортивной карьере, и, не будучи авантюристами, мы застраховались. Смысл был, прежде всего, в возможности (в случае ЧП) быстрой эвакуации вертолетом и последующей компенсации затрат страховой компанией. У нас был спутниковый телефон, GPS навигаторы, карты, компасы, зарядные устройства от солнечных батарей.

На случай непредвиденных, непреодолимых трудностей был запасной вариант - минуя самую сложную часть Гоби, спрямить маршрут и выехать по короткому пути через обжитые места.

 

Маршрут

Целый год подготовки закончился торжественными проводами на читинском вокзале. 14 августа электричкой мы выехали до Улан-Удэ, оттуда поездом – до Улан-Батора. Затем самолетом перелетели в поселок Говь-Алтай на западе Монголии. Поселок, кстати, находится на высоте 2200 метров над уровнем моря. И оттуда, уже на велосипедах поехали на восток.

Маршрут был спланирован с запада на восток, потому что в Монголии преобладают ветра такого же направления. Хотя на практике дуло попеременно со всех сторон света. Ветра очень сильные и устойчивые. Если вентилятор в небе включается, то работает долго и без перебоев. Не то что у нас в Забайкалье: «…порывами до двадцати». Тут если началось, то будет все время 20 метров в секунду. Против встречного ветра даже с горы ехать трудно.

Вообще, Гоби славится ветрами такими, что срывают и перетаскивают юрты. А что будет, если стихия настигнет группу безрассудных велосипедистов?...

 

По законам жанра в любой экспедиции у путешественников происходят непременные интересные встречи с местным населением, и потом герои похода по обязательному требованию слушателей рассказать что-нибудь смешное, с удовольствием вспоминают забавные случаи.

Встреча с интересным человеком случилась уже на старте. Пока мы докупали и упаковывали продукты, к нам привязался русскоговорящий местный житель: «Откуда, куда и когда едем…»

– Мы едем уже сегодня, прямо сейчас

– Не! Сейчас надо отдыхать. Давайте сегодня отдыхать!

Мы стали деликатно объяснять:

– Нет, нам некогда отдыхать… мы не устали… у нас маршрут…нам надо ехать

Заботливый монгол продолжал настаивать:

– Ничего! Надо отдыхать. Давайте мы сегодня отдыхать. Пойдемте ко мне. Я вас приглашаю! Тут близко. Я буду угощать! Всего одну бутылка водка отдыхать!

Видно было, что наш новый друг отдыхает уже с самого утра. Потом возникла его жена и молча уволокла за руку. А фраза «давайте уже сегодня отдыхать!» стала дежурным лозунгом нашей экспедиции.

 

Начало пути было обнадеживающим. Во-первых, ветер правильный – в спину, во-вторых, дорога накатанная, хотя и вся в острых камнях. Уже на первых километрах – первый прокол колеса. Но это даже не проблема. Первые сложности начались, когда дорога стала подниматься в горы к перевалу. Груженые велосипеды пришлось толкать руками уже в первый день.

С каждым днем прибавлялись новые трудности. Но они не портили нам настроения, а только добавляли интерес путешествию и приносили новые эмоции.

Когда усталость порой доходила до определения «смертельная», или, например, в том месте, где по координатам должен быть источник, не оказывалось даже признаков воды, впору было спросить друг у друга: «Ну, кто тут хотел экстрима? Налетай, отхлебывай!» Тогда наш руководитель отеческим заботливым тоном произносил: «Все у нас будет хорошо. Мы все умрем». И после небольшой паузы добавлял: «Но не сразу».

И действительно, ведь мы же до сих пор не умерли, хотя он и в прошлом году так говорил. Значит пока все идет хорошо. Хотя, конечно странный какой-то мираж. Настоящий мираж – это когда воду видишь, а ее на самом деле нет. А тут наоборот, воду никто не видит, но она же есть!? Но если не паниковать, а логически поразмыслить, куда мог подеваться родник, то можно предположить, что в книжке была опечатка и запятая в координатах стоит не на месте. А потом пойти на разведку на ближайшую горку и с нее разглядеть пятно зеленой травы в нескольких километрах… И все-таки найти родник, и убедиться, что в путеводителе была-таки опечатка. И значит все просто прекрасно!

 

Вообще проблема воды в Гоби реально ощутимая. Когда знаешь, где ее взять и сколько километров до оазиса, ты чувствуешь себя спокойно и уверенно. Но стоит немного уклониться с пути или из-за пыльной бури задержаться в дороге и у тебя может не хватить запасов и времени добраться до следующего источника.

Воду мы экономили самым серьезным образом. На проблемных участках везли по двадцать литров каждый. Из расчета пять литров в день на человека. Зубы чистили и умывались только у родников. О том, чтобы искупаться… Это стало самым большим желанием уже на второй день пути. Безветрие, камни, песок и страшная жара, доходящая на солнце до 50 градусов. В тени температура неизвестна в связи с отсутствием этой самой тени. Разве, что тень от велосипедных спиц. И наконец впереди по карте речка. Первая и, возможно, последняя на всем пути. Когда мы, наконец, до нее доехали, и я упал в воду, она показалась мне Средиземным морем. Даже, пожалуй, лучше. А всего-то – мутный мелкий арык, шириной не больше полуметра.

Оазисы в Гоби тоже сомнительная вещь. Может оказаться, что это болотистая травянистая мочажина, истоптанная и загаженная животными. Лужицы воды между кочками имеют характерный запах скотного двора и для питья не пригодны.

Одна из главных достопримечательностей Южной Гоби – оазис Зулганай. Вот это на самом деле место красивое. Среди желтых барханов, покрытых песчаной рябью разбросаны мелкие голубые озерца, в которых отражаются освещенные солнцем нежно зеленые или золотистые саксаулы. Скользкие илистые берега покрыты сетью причудливых трещин. Была середина похода, когда мы доехали до Зулганая. Я сделал тут несколько сотен фотоснимков, но верхом удовольствия было искупаться в мелком (ниже колена) глинистом озере.

 

Большинство людей при слове «пустыня» представляют песчаные барханы, никакой растительности и только редкие саксаулы, среди которых ходят неторопливые задумчивые верблюды. Ну, еще, конечно, миражи – обязательный атрибут пустыни. Всего этого в Гоби - изобилие. Миражей в пустыне мы насмотрелись вдоволь,– когда верхушки гор или отдаленная юрта в знойном мареве отрывается от земли и перед ней растекается «настоящее» озеро. В этом озере прямо в воде бродят животные: кони, верблюды. Приближаешься к этой красоте и видишь, что все реальное, кроме воды.

Нельзя сказать, что в пустыне ничего не растет. Реденькую траву, даже цветочки мы как раз застали в пору второго цветения, Встречали и целые саксауловые рощи. Каждое дерево настолько художественно искорежено, будто над ним работали японские специалисты по искусству бонсай.

Есть также и совершенно безжизненные, уходящие за горизонт каменные равнины. Но и в этих лунных пейзажах заключена своеобразная эстетика.

 

Все современные путешественники в своих отчетах обязательно упоминают монгольские дороги. Страшный вывод, который можно сделать, начитавшись этих записок: дороги в Гоби – это едва различимые на местности следы от колес, которые веером расходятся по пустыне и никуда не приводят. Непонятно, как героические монгольские водители по ним ориентируются.

Если бы так было на самом деле, мы бы не рискнули соваться в коварную ловушку. К счастью, основные направления дорог просматриваются на космических снимках и нанесены на картах. Другое дело, что дорога частично может проходить по сухому руслу реки, и там несложно ее утерять. Тогда навигатор – единственное средство выбраться на верный путь. И действительно, есть много ненаезженных следов. А есть участки грунтовой дороги настолько твердые и гладкие, что едешь почти как по асфальту, особенно при попутном ветре.

Огромные площади Гоби покрыты бесчисленным количеством сайров – русел временных водных потоков. Это такие извилистые сухие реки ручьи и овражки, идущие параллельно или расходящиеся веером. На снимках из космоса они похожи на густые ветви саксаула, отпечатанные на поверхности пустыни. Плоское дно сайров – это беспорядочное чередование промоин и намывов из песка и глины, галечных кос и островков с растительностью. Езда по сайру на велосипеде – увлекательное занятие, – это настоящий кросс-кантри. В русле тоже полно песка, но вполне можно двигаться, маневрируя по сухим глинистым коркам или галечным участкам. После дождя, правда, и тут ехать невозможно; как пишут, даже УАЗы не в состоянии передвигаться по размокшей глине.

 

В отличие от других известных пустынь Гоби – каменная. Это каменистые холмы и скалистые горы, равнины усеянные гравием и щебнем вперемежку с песком. Местами больше песка, а порой – сплошной камень. Горы относительно невысокие, но вся пустыня в целом значительно приподнята над уровнем моря: средняя высота 1500-1700 метров.

Песчаных интервалов на нашем маршруте было намного меньше, чем каменных, но вполне достаточно, чтобы именно они оставили о себе яркие воспоминания. На песке велосипед перестает быть средством передвижения, и езда начинает походить на цирковые упражнения. Становится очень даже нескучно. Пятьдесят метров едешь, изо всех сил крутя педали, потом все равно вязнешь и падаешь, как правило, обдирая ноги. Велосипед и то, что на нем навешано, естественно, тоже валится на землю. С трудом поднимаешь все это богатство, катишь его до твердого грунта и снова, пытаешься оседлать непослушное железо. Метров этак тридцать, отталкиваясь одной ногой, стараешься поймать равновесие и поехать. С пятого раза удалось, – поехал. Продержался двадцать метров, снова свалился,– и все сначала. И так ровно пять километров. Ровно пять, потому что на сложных участках – это длина перегона, после чего мы останавливаемся и отдыхаем. Пятнадцать минут,– и перекур закончился, а песок продолжается дальше. Четыре-пять переходов и начинаешь все чаще посматривать на часы,– может пора обедать?

Есть в Гоби вообще большие территории, покрытые песками с барханами. Пески Хонгорын-Элс тянутся полосой на сто километров. Здесь настоящая Сахара, только в оазисах нет пальм.

Табуны полудиких лошадей с пылью проносятся вдоль подножия песков, а по барханам неторопливо бродят верблюды. Два дня мы посвятили этому удивительному месту.

Первая половина похода сопровождалась дневной жарой, хотя с утра бывало даже прохладно. Мы вставали в пять утра, чтобы пораньше тронуться в путь.

Позже погода сменилась, по небу забродили облака, иногда они собирались в грозовые тучи и мы каждый день любовались радугами. Пустыня, степь тем хороша, что тебе открыт весь горизонт. В одной части неба висит туча, и струи дождя с нее спускаются до земли. В другом месте сияет радуга, а дальше – чистое небо и солнце. Такого количества радуг, пронзительной яркости и чистоты, как в Гоби я нигде не видел.

 

Монголия – самая малонаселенная страна в мире. Гоби – самое безлюдное место в Монголии. Тем не менее, изредка в отдалении виднелись юрты, а на дороге встречались люди, в основном на мотоциклах.

Кульминацией нашего путешествия и самым труднодоступным и безводным местом был каньон Хэрмэн-Цав в южном Гоби. На этом участке маршрута мы неделю вообще не видели признаков человеческого присутствия. Хэрмэн-Цав с монгольского можно перевести как «ущелье отшельника». Это самое красивое место в Гоби. Каньон подобный Большому американскому в Колорадо, но меньших масштабов.

Слоистые, как пирог пласты, столбы и обособленные фигуры красноцветных песчаников бастионами возвышаются вдоль обрывистых стен ущелья. На солнце они приобретают яркий кирпично-красный цвет и контрастируют с разбросанными здесь же песчаными барханами. В узких ответвлениях каньона, где благоухают густые заросли розового тамариска, воздух влажный и насыщенный. В трещинах прячутся огромные полуметровые ящерицы, а в окрестностях живут дикие верблюды.

Хэрмэн-Цав – одно из самых известных местонахождений динозавров. И, кажется, здесь до сих пор царит их дух. Настоящий Затерянный Мир.

 

Среди загадочных мифов и легенд о Гоби самым любопытным является предание о таинственном животном – олгой-хорхое, обитающем в пустынных песках. Это огромный червяк длиннее и толще руки, который обладает непонятной убийственной силой, способной поразить подошедшего к нему близко человека насмерть. Слухи настолько устойчивые, что ученые неоднократно пытались найти червя. Экспедиции зоологов безуспешно искали загадочного монстра в 1920-е годы, в конце 1990-х годов и летом 1996 года.

Местные жители абсолютно уверены в существовании олгой-хорхоя, хотя ни один европеец его до сих пор не видел. Единственное изображение – деревянная скульптура червя в натуральную величину – находится в музее Гоби в пади Елым-Ам.

Счастливый случай дал возможность нам высказать собственную гипотезу о происхождении мифа. Когда я с фотоаппаратом бродил по пескам оазиса Зулганай, в одной из промоин вдруг обвалился песок и в толще обрыва обнажился фрагмент серовато-желтого червеобразного неподвижного тела, покрытого характерной змеиной чешуей. Толщиной оно было примерно с руку, его начало и конец скрывались в песке. Вот он, спящий олгой-хорхой!

Конечно, я быстро разобрался, что чешуйчатое чудовище имеет растительное происхождение, но сходство с туловищем ящерицы или змеи настолько велико, что человеку не нужно большого воображения, чтобы домыслить увиденное. Так у монголов давным-давно могла появиться сказка, превратившаяся впоследствии в народный миф об ужасном песчаном черве-убийце.

Мы вернулись к обрыву с лопатой и убедились, что имеем дело с мясистым побегом саксаула, отпочковавшимся под землей от корня соседнего дерева.

Деревянный музейный олгой-хорхой похож на огромного красно-коричневого слизняка, почему-то с головой суслика и большими глазами. Но, главное, на спине у него вырезана чешуя, очень сходная с «нашим зулганайским хорхоем».

 

Такой мы увидели пустыню Гоби.

Проехав в общей сложности 1080 км в течении 24-х дней, мы завершили поход в г.Даланзадгаде, откуда самолетом вернулись в Улан-Батор. Каждый из нас похудел. Кто на три, кто на семь, а кто и на двенадцать килограммов. Серьезных травм не было, головой никто не ударился, но синяки и ушибы от падений были у каждого. Досталось и нашим велосипедам. Колеса прокалывались, даже покрышки лопались, и багажники ломались от «конской» нагрузки, но в целом и люди и техника, как говорится, выдержали.

И сегодня можно с гордостью сказать: «Первыми прошли пустыню Гоби на велосипедах – читинцы»

 

Александр Леснянский

Октябрь 2007г