День третий. Испытание на гибкость....

Авторизация



Email: inf@gobike.ru

Главная День третий. Испытание на гибкость.

День третий. Испытание на гибкость.

Просыпаться в пещере очень странно. Здесь не бывает утра, дня или вечера, тут вечно  глухая ночь.  Открыл глаза – ничего не видно. Распахнул по шире – то же самое. Попробовал закрыть, снова открыть, поморгать… – все бесполезно. Мгла абсолютная, непроглядная. Темнота, сырость, холод и тишина, которую примерно раз в секунду разрывают неестественно громкие шлепки водяных капель, падающих с потолка прямо в котелок.  Начинаешь осознавать, что ждать нечего, солнце точно не взойдет. Торопиться нет смысла, однако и лежать уже надоело. Садишься прямо в спальнике, не расстегивая его и, неохотно высунув из тепла одну руку,  пытаешься ею в темноте нащупать свою каску. Затем, что, во-первых, какой ты без каски спелеолог!? (Кто-то и вообще прямо в каске спит). А, во-вторых, на каске прицеплен твой фонарь – тот самый, что способен высветить контуры нависшей над тобой каменной толщи. Жаль, на большее рассчитывать не приходится, слабый луч не способен озарить выход из этого адского спелеологического рая.

Dolganka

…Но вчера перед сном было хорошо. Была аппетитная домашняя курочка, было море горячего сладкого чая. И звучали песни. Какие замечательные были песни! Ради таких песен стоило лезть сюда. Саша Авдеев, кто не знаком, – известный даже далеко за пределами Забайкалья, профессиональный исполнитель русских народных песен.

Dolganka



*видео. Саня проникся участью спелеологов.

Ощущение приятной измотанности, достигнутой цели, рождало душевные разговоры. А ощущение простоты и безысходной честности происходящего рождало правильные мысли.


*видео

Потом все разбрелись по углам, кто по-опытнее, легли не обособлено, а рядышком, потому что так всегда теплее. Палатку не брали, ну и хорошо, не пришлось расчищать место под нее…

И все-таки сейчас утро. Пьем чай, одеваем системы-беседки и с радостью встречаем Вадика-Иваныча, который вдруг появляется в гроте с новой группой. Ну, с Иванычем можно лезть куда угодно. По крайней мере он если даже не поможет, то всегда пошутит и развеселит. А еще у Вадика имеется какой-то внутренний спелеологический компас. Возможно и у меня есть такой же, но что-то не работает. Наверное, нужно было пореже присаживаться на то место, где он встроен. И теперь мне трудно понять в какую небольшую трещину надо лезть, в какой лаз сворачивать. Даже имея карту, совершено не реально ориентироваться в этих лабиринтах. Вообще не представляю как можно на листочке изобразить план пещеры. Это на земле удобно ориентироваться, всев одной плоскости – вперед, назад, влево, вправо (ну или для всяких там умников – норд-вест-ист-зюйд-зюйд-вест). А тут,под землей система уже трех координат: кроме «право и лево» имеются также и вертикали, диагонали и хрен-его-знает-ли. Понять, что тебе необходимо свернуть в небольшую дыру на высоте трех метров от пола  слева, в то время, когда основной грот уходит вправо,  – это для меня было непостижимо.

Dolganka

Покончив с чаепитием, мы собрались еще дальше углубиться в Долганскую Яму. Наше продвижение выглядело довольно-таки забавно: мы с Антоном уходим вперед, наугад, потом Иваныч нам сзади кричит: «Не туда, дебилы!», мы останавливаемся, тупим и тихо материмся, затем ползком возвращаемся обратно к перекрестку тоннелей и лезем уже куда надо. А вслед за нами «шумною цыганскою толпою»карабкаются все остальные.

Тем временем, не делая громких объявлений, я лично для себя наметил, что дойду до «Бобслея», и с меня на сегодня хватит (а, может быть, достаточно не только на сегодня но и вообще навсегда). «Бобслей» представляет собой узкий лаз, похожий на Клоаку-Шкуродера, только гораздо более протяженный. И плюс  где-то посередине торчит камень, который надо обползти. Обогнуть. А поскольку природной гибкостью я никогда не отличался, то решил, что «Бобслей» – не мой вид спорта.

С таким убеждением я добираюсь до какого-то очередного  узкого прохода и смело втискиваюсь  в него первым. Пробираюсь ползком вперед, и вдруг вижу перед собой камень по центру лаза. То самое препятствие, с которым можно справиться серией изящных изгибов всего тела.  Хочешь жить – сумей прогнуться! И, на удивление, мне с легкостью удается трюк, я выползаю с мыслью, что я матерый спелеолог и самостоятельно покорил Бобслей.

Следом за мной из прохода вылез Антон, и сообщил, что наша  группа поворачивает назад, а  дальше идет только отряд Иваныча.  На что я, окрыленный своими успехами и переполняемый мужеством, объявил, что тоже пойду до конца.  Уж если Бобслей позади, то отчего же не пройти и всю Долганку целиком! Сделав такое заявление, я с гордым видом присел на камушек в ожидании отставших тихоходов.

Вместо «тихоходов» явился Иваныч.  Возник из темноты и объяснил, что мы снова залезли не в ту щель, никакой это не Бобслей , а просто очередная,второстепенная, не очень прямая, кишка… Атавизм, короче. А настоящий Бобслейный проход мы проскочили, не заметив…

И не мудрено было его не заметить! Оказывается, реальный Бобслей начинается с крошечной норы, упрятанной, к тому же в глубине одной из расщелин. Заглянув в  это отверстие, я моментально растерял переизбыток мужества и почувствовал, что мне тоже хочется вместе со всеми вернуться назад. Прям жаждаю помочь парням рюкзаки дотащить до выхода из Долганской Ямы.

Из нашей группы один только Антон прибился к отряду Иваныча и продолжил маршрут, а мы полезли наверх, вновь жумарясь, волоча рюкзаки и «рождаясь» из тесных лазов в обратном направлении.

В конце концов, уставшие, грязные и потрепанные, мы вылезли из  Ямы на поверхность лишь поздно вечером, проведя, таким образом, под землей целые сутки. Позже, уже дома,  отмывшись  от пещерной глины, я увидел в зеркале свое пятнистое как у леопарда тело – все в синяках.

Dolganka




*видео. Движение по пещере

В лагере нас ждал большой котел обалденных по вкусу щей.  Суп к тому же был прекрасен своим простым способом приготовления. Рецепт такой: в готовке участвуют все одновременно, каждый делает, что умеет. В результате рождается чудо. Как объяснил Серега Митяев (один из спасов): «Сначала мы готовили жаркое. Потом решили, что может не хватить и налили туда воды…». Клянусь, это был самый вкусный суп за всю мою спелеологическую практику.


Кстати, Сергей Митяев – тот самый добрый человек, который вчера под землей вместе со своим напарником Иваном (он тоже душевный человек,и  к тому же прекрасный певец) передали нам карту пещеры. Ту карту, в которой никто кроме нашего Сереги – Директора Походов не в силах был разобраться. Но наш Директор ее осилил. Хоть это до сих пор и кажется мне невероятным…


 

Комментарии 

 
0 #2 Виктор 01.03.2017 19:38
Молодчаги, ребята! Я только со второго раза спустился до озера. Теперь, оказывается, только у маленького. Зимой 1981-го ходили с организацией Славы Рачинского, огромной помощью Серёги Зеленова и его друга Андрея Корецкого. Сильно хотел в глубины!! Тренировался, собирал снаряж - было тяжко с добыванием веревок. И вот зимой 1985-го снова в Долганскую. Сильные попутчики: спеоеолог Вова Коковин, турист-горник Андрей Лейно. Новички Саня Анисимов и его сын Славка. А в пещере вёл, во вем помогал Серёга Зеленов. Получились две великолепные пары: Серёга с Володей, мы с Андреем. Анисимовы остались в первом гроте. Почти сутки лезли, спускались. И получилось, что хотели! Говорю обязательное: в первом походе с нами был Геннадий Семёнович Донец - великолепный читинский писатель. Ну и другие сильные ребята, Петя Головин, Коля Кондратьев, Андрей Васильев, Никита-альпинист, он тогда служил в армии. Хорошо, что дело продолжается!
 
 
0 #1 ra0ued 16.04.2016 15:03
Отличный рассказ! Хорошо вам с таким директором походов, мы даже про такую пещеру и не знали )