Велокабальеры в Южных Кордильерах. Ч.3: ...

Авторизация



Email: inf@gobike.ru

Главная Походы Велокабальеры в Южных Кордильерах. Ч.3: Боливия, Альтиплано

Велокабальеры в Южных Кордильерах. Ч.3: Боливия, Альтиплано

Содержание

Введение

Часть 1: Перелёты и переезды

Часть 2: Чили, пустыня Атакама

Часть 3: Боливия, Альтиплано



Часть ТРЕТЬЯ. Боливия, Альтиплано

  

29 февраля 2012

  За ночь воздух сильно остыл, и к утру температура упала до нуля. Я даже немного подмерз в спальнике. А ведь вчера мы изнывали от жары. Все-таки 4300м над уровнем моря – это уже немало. А сегодня мы должны забраться еще выше, на боливийское Альтиплано  (высокогорное плато).


     В 7:30 мы выкатили велосипеды на дорогу, и пошли вверх. Именно, не поехали, а  двинулись «велопешком». 


 

1.

izbrannoe dlia otchyota

















Надо сказать, что не только педали крутить, но и просто шагать не так-то легко в условиях высокогорья, где  организм страдает от нехватки кислорода.  Это называется «горной болезнью».  Первые симптомы недомогания – одышка, «ватные» мышцы, покалывания кожи на лице («мурашки»), пальцев рук, ног.  Болезненные проявления больше всего  ощутимы с утра. Но постепенно организм просыпается, разогреваемый  кровью изнутри и ярким солнцем снаружи.

    Прошагав за час 3 км, на первом привале мы начинаем раздеваться, снимать перчатки и теплые кофты.

   Дальше можно ехать в седле. Еще через полтора километра мы выбираемся наверх высокогорного плато и вскоре оказываемся у отворота на Боливию.  Высота 4610 м.  

 

    Альтиплано, конечно, не идеальная равнина. Оно гористое, а  вулканы вообще   торчат до неба. Дорога тянется через холмы и долины,  есть тут приличные спуски и подъемы. Совсем нет  асфальта. Но зато нет и перевалов с полуторакилометровыми превышениями, а перепады высот по дороге лежат в пределах 300-500м.     

 

      Асфальтированная чилийская трасса уходит прямо, а нам нужно налево, – на боливийскую грунтовку. У отворота стоит дорожный столбик с отметкой «0 км».

 

2.

izbrannoe dlia otchyota 















Пять километров езды по холмистой пересеченной местности с непугаными викуньями, прямо у дороги, – и мы в другой стране, у боливийского пограничного КПП. 

 

3.

izbrannoe dlia otchyota


















4.

izbrannoe dlia otchyota

 















Обстановка очень демократичная: один символический шлагбаум, который можно объехать хоть справа, хоть слева, никаких заграждений и контрольно-следовой полосы. 

А ведь отношения между Чили и Боливией не очень гладкие.  В результате поражения во Второй Тихоокеанской войне (1879-1883) Боливия потеряла часть территорий и оказалась полностью изолированной в горах. Сегодня страна добивается  выхода к Тихому океану, с чем не согласны чилийские власти.  Кстати, позавчера, в начале подъема в горы, на территории Чили мы ехали по  трассе, огороженной  колючей проволокой стабличками «Осторожно, мины».

 5. 

mibas



















 

    Время 10 часов, пункт пропуска уже открыт. 

 

5.

izbrannoe dlia otchyota

















Пограничный офис очень скромный снаружи, и еще более аскетический  внутри. В комнате один стол, два офицера занимаются паспортами иностранцев. Щербатые стены завешаны информационными плакатами, географическими  картами-схемами и портерами национальных героев. 

 

6. Президент Боливии ЭвоМоралез в центре снимка. … - Нет, не тот, кто стоит  в очках, а за ним, на стене.  Левее и выше Президента – портрет Симона Боливара.  А в темных очках – это наш Антоха Кауров.


izbrannoe dlia otchyota




















7. ЭвоМоралез

izbrannoe dlia otchyota


























8. Схема района нашего путешествия по Альтиплано


izbrannoe dlia otchyota


























На площадке возле КПП скопилось с десяток джипов с водителями-гидами и туристами, желающими получить отметки в паспортах о въезде в Боливию.

    Мы становимся в очередь….

   Чтобы попасть в страну, нужна виза.  В нашем случае было два варианта ее получить: либо в посольстве в Москве (но тогда понадобилось бы делать прививки),  либо при переходе границы (без справок о прививках). У  нас имелась  информация, что при въезде в Боливию из Чили, мы сможем купить визы за 30 долларов непосредственно на пропускном пункте, где мы сейчас находились.

 

    Офицер берет первый паспорт…, что-то говорит, просит нас подождать, пока выпустят всех других иностранцев. Мы не понимаем в чем проблема, но ясно, что с выдачей виз какие-то затруднения. Что в таких случаях делают россияне? … Правильно: советуются, какая сумма достаточна для взятки, готовят деньги, и решают кто их понесет. Понести должен Амид, как самый наглый в хорошем смысле этого слова.   Японцы, израильтяне, всякие прочие нерусские европейцы разъезжаются, и мы остаемся один на один с  боливийскими  пограничниками….

    Но, странное дело: офицеры  не собираются брать наши деньги. Неужели, у пограничников паталогическая честность!? Какая приятная неожиданность! Но вместе с тем мы узнаем еще одно… нет, даже  два неприятных известия.

    Первой нехорошей новостью было то, что на КПП визы нам никак не получить. И придется ехать за ними в  город Уюни.  Сперва мы подумали, что нас просто-напросто мурыжат, вымогают побольше денег. Но, оказалось, что о коррупции здесь речь вообще не идет, а выдачу виз на переходе прикрыли  еще год назад. Теперь у пограничников на КПП нет ни печати, нидаже  бланков.

    Второй новостью стало то, что в Уюни нам придется ехать в любом случае! Сейчас я объясню этот каламбур. Дело в том, что мы совсем не планировали заезжать в Уюни. Если посмотреть на карту схему (фото №8), то видно, что город находится на восточной окраине солончака Солар де Уюни. 

На стадии планирования экспедиции мы решили, что не станем делать огромный крюк по дороге, объезжая чуть ли не весь солончак по периметру через город Уюни  (у нас не хватит времени), а переедем его напрямик, с юга на север.

Солончак Уюни - одна из главных достопримечательностей Альтиплано. Большую часть года он представляет собой совершенно сухое (или с очень тонким слоем воды) дно огромного соленого озера, по которому возят туристов на джипах.  Озеро бескрайнее,  небо над ним у горизонта сливается со своим собственным отражением в воде, и неясно, где граница мира и зазеркалья. Туристы обожают фото-трюки с отражениями. Они фотографируют себя и друг друга в «изощренных» позах, в прыжке, в групповых комбинациях, на крыше автомобиля…. Если нет воды, – то еще лучше. Тогда соль трескается и белое искрящееся дно лагуны покрывается  полигональными узорами. Короче говоря, и в том и в другом случае – неземная красота. …. И мы решили прокатиться  по этому боливийскому чуду  на «бисиклетах». Вдали от берегов на  озере  есть остров Пескадо, где растут огромные кактусы. Остров также является популярнейшим туристическим объектом.

    Но в некоторые плохие годы в период дождей солончак наполняется водой настолько, что  к Пескадо не проехать  даже на LandCruiser, потому что глубина озера  может быть по пояс, а в ямах еще больше.

    Мы нарисовали план  маршрута, надеясь на везение, на «хороший» год и на то что солончак окажется сухим, хотя начало похода совпадало с окончанием сезона дождей.  Обычно после дождей в лагунах всегда задерживается вода, но бывает и иначе. И мы ждали чуда, но его не случилось. Нельзя сказать, что «в Боливии лето 2012 г выдалось сухим». Более того,  дождей на Альтиплано пролилось столько, что вода с гор хлынула в пустыню(вспомним про недавнее наводнение в Атакаме). И вот, теперь боливийские пограничники объясняют нам, что Солар де Уюни в настоящее время затоплен на метр - полтора, что проехать по нему   невозможно ни на каком транспорте…. 

 

9. Боливийский пограничник объясняет нам ситуацию в районе


izbrannoe dlia otchyota


















То есть, теперь в любом случае нам придётся  менять планы,  огибать  солончак,  заезжать в административный центр Уюни за визами. 

   Пограничники оказались простыми, доброжелательными людьми. Они работают на переходе вахтовым методом, а дома их – в Уюни.

        Поезжайте просто так, без виз, – сказал старший офицер. Мы сообщим в центр…,  сколько вас в группе? «Очоперсонас» (восемь человек)? Хорошо. Приедете в Уюни дней через пять, получите визы. Счастливого пути!

        Грациас! Мучограциас! – Только и могли мы ответить на это. Да здравствует республика Боливия!

 

 

 

    Все, мы в Боливии! От КПП едем по грунтовке, вглубь страны.

 

10.


izbrannoe dlia otchyota















Впрочем, наш маршрут по Альтиплано будет пролегать не «вглубь», а примерно вдоль границы с Чили.  Так проложена дорога. И практически все самые интересные природные объекты «нанизаны» на эту трассу. Активные вулканы, гейзеры, соленые лагуны с многотысячными стаями фламинго – все это на нашем пути.

   Лагунами называют здесь многочисленные бессточные соленые озера. Они очень мелководные – птицам по колено, – и вода в  каждом окрашена в разный цвет, с чем связано, зачастую и название водоемов: лагуна Бланка (белая), лагуна Верде (зеленая), лагуна Колорадо (цветная).

     Лагуна Бланка – первая на пути, до нее всего несколько километров от границы, почти все время вниз по дороге. 

    В 11 часов мы спускаемся к шлагбауму, за которым начинается национальный парк. Нужно посетить билетную кассу и купить пропуск на посещение этой и всех остальных лагун. 

      Граница национального парка выглядит серьезнее, чем граница страны: офис парка капитальнее,  да и шлагбаум тут более основательный. А офицер-кассир здесь – симпатичная молодая женщина, но не общительная, в отличие от пограничников. 

 

11. Офисное здание национального парка


izbrannoe dlia otchyota

















12. Из настенных плакатов можно много узнать о природе и животном мире Альтиплано, о  строении и активности местных вулканов.


izbrannoe dlia otchyota


















13.

izbrannoe dlia otchyota


















Кроме офисного здания тут построена  гостиница с большой столовой внизу. Туда  мы отправляемся в первую очередь. Хозяйка харчевни предлагает нам суп с диким, разумеется, мясом ламы или викуньи. Но мы бы хотели что-то еще. Амид снова проявляет свой талант договариваться без всякого знания языка о чем угодно, и с кем угодно. И через несколько минут они вдвоем с  Саней Бусоедовым собственноручно жарят на кухне омлеты каждому гобайкеру.

 

14.

izbrannoe dlia otchyota


















Обед в переводе на наши деньги обходится всего в 100 рублей на человека.

 

15. Хозяйка харчевни считает, а  Серега внимательно «следит за ее руками».


izbrannoe dlia otchyota




















Сама лагуна Бланка впечатления не производит, тем более в пасмурный ветреный день, незаметно  сменивший солнечное утро. Вода в озере,  и правда,  какая-то мутно-белёсая. Вообще в такую погоду все вокруг серое, даже  редкие фламинго, и те какие-то бесцветные.

 

16.

izbrannoe dlia otchyota
















А погода, к тому времени, как  мы покидаем дирекцию нацпарка (13 часов), совсем портится. Ветер становится просто сумасшедшим, дует, конечно же, в лицо. Дорога идет по берегу лагуны.

 

17.

izbrannoe dlia otchyota
















Об  асфальте мы уже забыли, но не знакомились еще со «стиральной доской». Теперь, пожалуйста, получите: дорожная гребенка самого подлого образца,  в сочетании с лужами, грязью и адским встречным ветром. Все это на высоте больше 4500 м над уровнем моря. И где же «обещанные» волшебные боливийские пейзажи!? – Будем надеяться, ­– впереди.

 

   Приблизительно один час неприятной езды и сплошного разочарования компенсируется призовым бонусом. Мы достигаем оконечности лагуны Бланка, где она  узким перешейком (20-30 м) отделена от соседней лагуны Верде, и убеждаемся: красота таки есть!  Верде в соответствии с названием наполнена изумрудного цвета водой.

 

18. 

izbrannoe dlia otchyota


















Прямо над лагуной возвышается все тот же знакомый уже вулкан Ликанкабур, но теперь мы смотрим на его северный склон.  Гора со снежной шапкой не отражается в зеленом озере, потому что по поверхности  бежит ветряная рябь с белыми барашками,  но можно представить, как эффектно это выглядит в тихую погоду.  Вода из лагуны Верде мелким ручьем перетекает в Бланка, и там теряет свой цвет.  

 

18-2. Перешеек между лагунами Верде и Бланка – хорошее место для группового снимка команды.


izbrannoe dlia otchyota

















 

Вокруг есть еще и другие лагуны, но дорога, минуя их, далее, идет по пустынным ландшафтам межгорной долины, зато в таком направлении, что ветер теперь дует нам в спину.

 

19.

izbrannoe dlia otchyota

















Движения по трассе (а эта гравийка – одна из основных дорог Боливии) почти нет. Встречаются редкие туристические джипы, пассажиры которых обязательно высовывают в окно свои объективы и фотографируют нас – велосипедистов –  с таким же восторженным азартом, как представителей дикой местной фауны – викуний и гуанако, гуляющих мелкими стадами то там, то здесь по склонам холмов.

 

20.

izbrannoe dlia otchyota


















Едем мы, благодаря попутному ветру, с неплохой скоростью, но вот дорога сворачивает из основной долины в сторону северного борта, и решительно лезет в гору,  и силы предательски тают. Мы еще только на середине подъема, а кто-то уже толкает велосипед руками.  И ветер уже не попутный.

    С той стороны гор лежит большая долина лагуны Чалвири. Было бы неплохо перевалить, и добраться до Чалвири  уже сегодня. Но, оценивая ситуацию и физическое состояние бойцов,  Директор Походов принимает гуманное решение ставить лагерь прямо здесь, на подъеме.

 

21.


izbrannoe dlia otchyota


















Время 16:45. Высота местности 4630м. Абсолютно  пустынный пейзаж, голый песок. Сильный порывистый ветер временами стихает, так что можно улучить момент и растянуть палатки.

 

22.

izbrannoe dlia otchyota


















Времени до темноты и до ужина  еще много, можно заняться чем-нибудьприятным, нужным или  бесполезным. Андрей и Игорь взяли фотоаппараты и полезли на соседний холм.  Антон с Амидом собрались по-серьезному, и пошли на ближайшую гору, высота которой больше 5000м.

 

23. Неутомимо-отчаянные Амид с Антоном

 izbrannoe dlia otchyota
















Я остался писать дневник. Расположился на земле рядом с  палаткой, открыл блокнот, сижу, сочиняю: «Боливия славится своими ветрами…. Сегодня мы доподлинно в этом убедились…». В этот момент, как специально в подтверждение только что написанного, боливийский ветер рванул так, что по воздуху мимо меня

пронеслись чьи-то перчатки. Я соскочил и бросился за ними в погоню. В тот же момент вихрь развернулся на 180 градусов и понесся  в обратную сторону, уволакивая  вдаль Амидовскую куртку, ветрозащитный экран от работающей горелки и мешок от котлов. Вещи улетели от лагеря метров на семьдесят. А остальное, что не унесло  ветром, присыпало слоем песка. Все велосипеды попадали на землю.

К ужину собирались долго. Позже всех вернулись с героической акклиматизационной вылазки  Антоха и Дима. (Кто  читал отчеты о предыдущих походах «Gobike» помнят, что Амид – это «Дима» наоборот).

    А к вечеру сильно похолодало. Погода явно что-то готовит  для нас на завтра….

 

24.

izbrannoe dlia otchyota

















 

D – 39,9km

T – 4:38

A – 8,38km\h

Max – 41,77km\h

Dобщ. – 189km

Tобщ. – 20:27

Высота ночевки 4630 м

 

 

 

1 марта 2012

 

Лето закончилось…

В южном полушарии Земли и люди ходят «вверх ногами», и  времена года также перевернуты. 29 февраля в Боливии был последним летним днем. Природа напомнила  нам об этом торжественно иконкретно – сильным заморозком и зловещим рассветным заревом, осветившее соседние горы.

 

1.

izbrannoe dlia otchyota
















А похолодало к утру  так, что пришлось доставать из рюкзака все теплые вещи. Тут-то и пришло время парировать едкое замечание в мой адрес, сделанное Директором Серегой еще неделю назад: «А что это у тебя, Саша, рюкзак такой тяжелый? Опять, небось, разных кофточек набрал?».

        Вот, Серега, видишь, и пригодились «кофточки»! (Хотя вес рюкзака у меня в основном из-за фотоаппаратуры). А  ты сейчас будешь мерзнуть.

        Не, не буду, не надейтесь!  А через час жарко будет.

 

Через час, однако, что-то мы сильно не запарились, хотя и поперли велосипеды руками в гору  (вышли в 7:30).

 

2.

izbrannoe dlia otchyota















Я, было, попробовал сесть в седло, но быстро слез и тоже пошел, как все.

До перевала  (4730м) было примерно 4 км. Здесь нас догнал джип с четырьмя туристами из С-Петербурга, остановившимися, чтобы  поприветствоватьсоотечественников.Как объяснили питерцы, они признали в нас земляков, не по маленькому российскому флажку, прикрепленному к рюкзаку Сани Бусоедова, а по традиционным туристическим коврикам и характерным нацапникам.

     Перевал оказался протяженным, плоско-холмистым, и только километра через два дорога пошла вниз.

 

3.

izbrannoe dlia otchyota


















На каждом привале и на каждой возвышенности Серега вытаскивал спутниковый телефон и пытался связаться с Россией. Оператор «Глобалтел» в Чите  уверил, что в всю Боливию эта спутниковая сеть покрывает. Однако, с тех пор, как мы отправили информацию о себе из чилийского Сан-Педро де Атакама,  все  любые попытки выйти на связь оказывались тщетными. Забегая вперед, чтобы не возвращаться к этой теме, скажу, что нас обманули. В Боливии «Глобалтел» вообще не работает.

 

4. Сергей со спутниковым телефоном

 izbrannoe dlia otchyota















Спустившись с хребта, дорога пошла по равнине, и тоже с плавным понижением высоты. Вот так катиться – одно удовольствие.

 

5.

 izbrannoe dlia otchyota

















Тучи низко бродили над горами, закрывая солнце и препятствуя его  попыткам согреть холодное Альтиплано. Лишь изредка солнечным лучам удавалось пробиться к земле сквозь дыры в облаках.  Снопы света, падающие из мрачного поднебесья, театрально «расчётливо» высвечивали большие гранитные валуны, которые, в свою очередь, тоже казалисьпостановочно разложены по долине, как по  саду камней.

 

6.


izbrannoe dlia otchyota
















 

7.

izbrannoe dlia otchyota

















Лагуна Чалвири

      К лагуне Чалвири трасса вывела нас к 10 часам. Последние несколько километров дорога шла по берегу, сильно обводненному в сезон дождей.  Птиц в этом озере намного больше, чем в лагуне Бланка. Не только фламинго, но и банальные чайки бродят по мелководью.

 

8.

izbrannoe dlia otchyota

















9.

izbrannoe dlia otchyota


















На Чалвириимеется кемпинг для туристов, а усамого берегалагуны на термальном источнике оборудованбассейн -купальня с горячей  водой.

 

10.

izbrannoe dlia otchyota


















Вдоволь насидевшись, отмокнув и разомлев в горячей ванне, мы вынуждены были, в конце концов,натянуть трусы и одеваться, так как на смену нам подоспелагруппа молодых израильтян, наполовину женская. Вообще туристов из Израиля в Боливии заметно много. (Для сравнения, – в Монголии, Индии или в Тибете мы их  совсем не встречали).  После бассейна мы направились перекусить в столовую при кемпинге. Ну, как же можно отказаться от оладий с джемом!

   Ну, а уж после толстых блинчиков, как бы не хотелось дальше худеть в борьбе с ветром, пришлось ехать дальше….

Нам обязательно нужно было доехать сегодня к гейзерамСол де Маньяна, чтобы провести там вечернюю и утреннюю фотосъемку.  Проехали мы от места ночевки 22 км, а впереди было минимум еще столько же, только уже не вниз, а все время с набором высоты.  Кстати, лагуна находится на высоте 4400 м над у.м. Чтобы по дороге думать о хорошем, купили в столовой бутылку красного вина за 300 песо,  и отправились в путь. 

 

11. Лагуна Чалвири

izbrannoe dlia otchyota

















ИзЧалвири дорога поползла в гору, но вначале подъембыл сдержанным, чередовался с прямыми участками и короткими спусками, а потом постепенно  трансформировался в бескомпромиссный и беспощадный.

 

12.  Долина Чалвири осталась позади


izbrannoe dlia otchyota


















13.

izbrannoe dlia otchyota


















Погода вела себя тоже капризно, каждую минуту переменялась, будто не могла принять окончательного решения, как с нами поступить. Тучи то разойдутся, и начинает жечь высокогорное солнце так, что раздеваешься до футболки, то прилетает холодный заряд,  с неба срываются снежинки, и снова кутаешься в куртку. Контраст температур разительный.

 

Если есть солнце, от него некуда деться. Жесткий ультрафиолет пронзает все незащищенные места. За этидни  уже сгорели «браслеты» на запястьях между перчатками и длинными рукавами.  Макушку прожгло через вентиляционные щели в велосипедной каске. Через любую дырку в экипировке рискуешь получить солнечный ожог. Если же солнцескрывается в тучу, то мгновенно становится холодно. От дождя, ветра или снега, который может посыпаться через минуту после жары, тоже никуда не спрячешься – кругом пустыня.

 

14.


izbrannoe dlia otchyota


















А вот и зима…

     По мере нашего продвижения природа, наконец, определилась с «приговором». После 14 часов жаркие солнечные припарки прекратились, вершины гор срезало черными тучами, потом и вовсе затянуло все вокруг пеленой, и из этой пелены повалил снег. Сначала робко и неубедительно, с обнадеживающими паузами, а потом непрерывно и густо, с сильным встречным ветром. Началась настоящая пурга.

За 10-15 минут все вокруг побелело, а на землю лег слой снежной каши толщиной в несколько сантиметров. Видимость резко упала до сотни метров, и наша группа потеряла видимую связь друг с другом. Еще до начала снегопада мы сильно растянулись по дороге, – подъем давался нелегко. Разрыв между первыми и последними составлял, наверное, уже  километр-полтора, если не больше.  Когда повалил снег, стало казаться, что ты вообще одинокий путник …

 

15.

izbrannoe dlia otchyota


















Чтобы сходить в поход, люди берут отпуска.  Простой  отпуск  – это сплошной отдых и удовольствиепри  отсутствии работы.  А поход в отпуске – это непрерывная работа и сплошное ожидание  нескольких минут отдыха на привале. Удовольствие получаешь именно от этого. Ну, и еще особое блаженство наступает в конце каждого дня после команды капитана: «Ну, все, ищем место для лагеря!». 

    В вело походе удовольствие в виде отдыха расписано по километрам, в зависимости от сложности маршрута. Если дорога простая,  то 5-10 км-вымиинтервалами. Если все плохо – подъем, горняшка, ветер в лицо,–то остановки назначаются командиром через 1-3 км. Вот и крутишь педали, поглядывая все время на спидометр: когда же уже привал!?

     На этом тяжелом  участке подъема, еще до начала пурги, когда все видели друг друга, мы договорились, что перекур будет через  каждые 3 км…

 

  …Отряд сильно растянулся.  Я знал, что впереди в пределах видимости едет только один Серега Якунин.  Он вообще чаще всего лидирует. Где-то неподалеку, у меня за спиной был Саня Бусоедов.  Когда началась пурга, весь мир опустел. Довольно долго я ехал, испытывая ощущение: «один-одинешенек на всей Земле».

   Вот, три километра по спидометру уже пройдены, должен быть обещанный отдых.  Уж очень хочется остановиться, «покурить», но Сергея  нет, и не видно, чтобы он останавливался, а след командирских колес уходит все дальше во мрак и снежную пелену.  Короче, «покурить»  не с кем, поэтому надо поднажать и  догнать Директора, напомнить ему, что мы в отпуске, а не «на галерах».

Велокомпьютер отсчитывает уже четыре километра…, и … вон он стоит – Серега! Ждет, едва заметный сквозь снегопад.  Наконец-то, можно перевести дух, поговорить про политику, про женщин и особенно про погоду…. Но не тут то было.

        Все, – говорит капитан, – я поеду дальше, – к отдыху погода не располагает,А ты дождись следующего, и передайте по цепочке, чтоб держались в пределах видимости. Надо ехать быстрее, иначе замерзнем тут….

 

   Я дождался Саню, передал инструкции и отправился вдогонку по Серегиному следу, пока его не занесло.. Снег, кажется, еще усилился. Перчатки, куртка промокли, я замерз, и сообразил, что перекуртаки нужен. Остановился, оделся потеплее, закрыл накидкой рюкзак…. Стало намного лучше.  Тут меня опять догнал Саня, и мы поехали вместе.

 

 Дорога раскисла, но зато кончился подъем. Верхнюю точку плоского перевала (примерно  5000м над у.м.)мы прошли итеперь начали понемногу  спускаться.

Вскоре мы настигли Сергея. Уяснить, где мы находимся и сориентироваться было непросто. Понятно только, что до гейзерного поля Сол де Маньяна не слишком далеко, и где-то должен быть отворот с трассы. Но ничего не видно, а дорога совершенно пустынная.  Спросить не у кого, да и Серега не любит спрашивать дорогу. Он обычно сам знает ее не хуже местных. 

Вначале снегопада нам еще встретились несколько джипов. Туристы сквозь мокрые запотевшие стекла глядели на нас не то чтобы  с восторгом и с уважением, а, скорее, с изумлением, жалостью и испугом, что мы вдруг попросимся к ним в машину, а им там и самим тесно и страшно…. Ни один не притормозил, не поинтересовался, как дела, не предложил выпить за наше здоровье…. Не спросил, нужна ли помощь.  А,  сейчас и эти – испуганные – больше не попадались.

 

     Примерно в 17 часов мы втроем добрались до отчетливой развилки дорог, и стали тут в сомненьях, что делать. Отворот уходил по склону вниз, к долине гейзеров, и Серега это знал (следил по GPS), но парни, ехавшие  где-то далеко позади, могли спокойно этот отворот не заметить и пропустить. Решили подождать. Снег продолжал валить.

 

16. А настроение все равно хорошее! Стоим у отворота к  Сол де Маньяна

izbrannoe dlia otchyota


















На трассе из пурги проявился встречный джип.  Он остановился возле нас (чего мы не ожидали), опустилось окно, из салона пахнуло теплом, легким парфюмом и слабым табачным запахом. Молодая дама бодро и участливо и по-свойски спросилана английском языке:

        Привет, парни, как дела? У вас все хорошо?

Голос у нее был низкий, с хрипотцой.

–   Да, у нас все в порядке, – не покривил душой Сергей. – У него, действительно,  всегда все в порядке.

        Вам помощь какая-нибудь нужна? – Продолжала заботиться о нас девушка.

        Нет, нет, все нормально.

        Но ведь на дворе такое творится… – Девушка показала рукой туда, где должно быть небо.

        А мы привычные, – объяснил Серега. – Нам даже нравится

        То есть… вы хотите сказать… вы ЭТОГО ждали!?

У девушки был такой простой дружеский тон, плюс ее грубоватый голос, что тут же сложился образочень легкого по жизни,компанейского человека, этакой «оторвы».И она мне сразу понравилась, хотя я ее даже не разглядел.

        Ну, ладно, пока…, мы тогда поедем.

        Там у нас позади еще несколько человек…, всего восемь, – продолжал Директор Якунин. – Вы когда последнего встретите, передайте ему, пожалуйста, чтобы ехал, не волновался, что мы его ждем.

        А у них – у тех, кто сзади, – тоже все хорошо, им тоже нравится? – Уточнила девушка.

        Наверное…, – засмеялся Серега.

 

     –   Классная какая девка, надо же! – отпустил комплимент Серега, когда джип ушел. – Ведь до нее ни один помощи не предложил, никто дажене остановился ….

 

Минут через тридцать подъехали Рома и Андрей. Они встали вместо  нас  на караул, а мы поехали вниз, к гейзерам, до которых осталось еще километра три. Дорога – сплошное месиво красной глины и снега, лужи и  скользкая колея на спусках….

 

17.

izbrannoe dlia otchyota


















18.

izbrannoe dlia otchyota


















В 18 часов мы заехали на парящее гейзерное поле, оставили велосипеды и пошли смотреть на действующую модель Преисподней.

 

19.


izbrannoe dlia otchyota


















Гейзеры Сол де Маньяна

Объекты, где можно наблюдать проявления вулканической деятельности – как сами извержения, так и различные сопутствующие явления – гейзеры, кипящие грязевые котлы, фумаролы и прочее – в наше время считаются райскими уголками для туристов. Хотя именно эти места послужили прототипом ада  придуманного  давным-давно одними людьми для устрашения других. Элементы ада, безусловно, имеют место.… Например, скажем, чтобы посетить известнуюКамчатскую Долину гейзеров, нужно заплатить совершенно адскую цену. Правда, я  сам на Камчатке не был, но осуждаю однако в курсе,  что даже  за любые деньги по Долине гейзеров свободно не погуляешь и в «дырки» не позаглядываешь. Ходить можно только по  дорожкам, и лишь очень ограниченное время. 

В Боливии же можно увидеть аналогичную действующую модель преисподней на поверхности Земли относительно «даром», совершенно бесконтрольно и столько времени, сколько захочешь.

 

   Гейзеры Сол де Маньяно  стоят того, чтобы их посмотреть. Нам, конечно не очень повезло с погодой и светом, но все равно это зрелище впечатляющее и завораживающее.  Красно-буро-желтая  кочковато-бугристая котловина с множеством крупных и мелких отверстий, откуда с шумом вылетает  горячий пар, булькающие лужи и страшные грязевые котлы, в которых пузырится и дымит кипящая вулканическая глина. 

 

20.

izbrannoe dlia otchyota


















21.

izbrannoe dlia otchyota


















22.

izbrannoe dlia otchyota


















23. Это вид от гейзеров в обратную сторону

izbrannoe dlia otchyota


















Некоторые дыры в земле настолько большие,  что к ним страшно подходить и заглядывать. У них нет дна, и провалиться человек туда может запросто. Предупредительные запрещающие таблички стоят вокруг основного места действия, но мы ходили, где хотели. Из одних сифонов пар выходит слабо, они курятся, из других вырывается с шумом, под давлением, поднимаясь клубящимися столбами высоко над землей. Паровое облако то сгущается, укутывая котловину, то раздувается ветром. В воздухе  витает запах серы.

 

24.

izbrannoe dlia otchyota

















 

25.

izbrannoe dlia otchyota


















К 19 часам подтянулись все отставшие наши товарищи. Парни настолько устали, что им уже было  не до адских красот Сол де Маньяна.  «Устали» – это мягко сказать. Это уже не «устали», а полностью «уделались». То есть, состояние, когда человек перестает реагировать на юмор и шутки. Мы поставили палатки и народ тут же повалился на спальники. Сразу пятеро человек разболелись не на шутку: кашель, очень высокая температура. Похоже, простудный вирус гриппа  мы привезли с собой из дому, а тут в условиях переохлаждения, высокогорья и переутомления  зараза  «расправила плечи» и повалила крепких парней. Доктора ­– Саня с Игорем перетряхивают аптечку, пересчитывают антибиотики.

    Дежурные – Серега и Шаман – живы, готовят ужин.  Я не могу никак уйти  с гейзерного поля.  Уже сумерки, а я все хожу и хожу  с фотоаппаратом вокруг чадящей огромной «скороварки». Какая-то эйфория, хотя, честно говоря, снимать уже особо нечего.  И света нет, и вообще…. Но вот, разве позволили бы мне так гулять по Долине гейзеров на Камчатке, если бы я там очутился!?  Кстати, ходить по размокшей глине очень неприятно. Она жутко липнет к подошвам, и приходится таскать на ногах килограммы грязи, которую сложно отодрать от ботинок.

 

26.

izbrannoe dlia otchyota


















27.

izbrannoe dlia otchyota


















28.


izbrannoe dlia otchyota


















 

29.

izbrannoe dlia otchyota

















 

Шаман уже орет: «Жрать иди!!!». Сергей, тем временем, сварил горячий грог из купленного днем вина и разносит его всем практически «в постель».  В лечебных, исключительно, целях. Некоторые из ребят не могут и не хотят даже подниматься на ужин. Ничего себе денек выдался!

GPS –навигатор показывает, что высота, на которой мы расположились, составляет  4860 м, а это не очень хорошо для восстановления сил. То есть к простудным симптомам добавятся еще и проявления горной болезни. Но паники никакой нет, завтра посмотрим.

 

30.

izbrannoe dlia otchyota

















 

Утром наше с Амидом дежурство, надо встать раньше всех, а у Димки температура 39 градусов, тяжелый кашель, жуткая головная боль,  все дела…

      – Ничего…, – говорит Амид, – Хреново очень, но, может, к утру оклемаюсь…

 

Прежде ни в одном походе у нас не случалось таких массовых  поражений.

 

 

D – 44,7km

T – 5:45

A – 7,75km\h

Max – 37,5km\h

Dобщ. – 234km

Tобщ. – 26:13

Высота ночевки 4860 м

 

 

 

 

2 марта 2012

 

Ох, и дурят нашего брата!…

«Если вы хотите увидеть гейзеры Сол де Маньяна во всей красе, то их  нужно посещать строго до восхода солнца», – такая байка культивируется для туристов, путешествующих по Альтиплано. Перед рассветом, дескать,  извержения достигают наибольшей силы, столбы пара из всех земных дыр со свистом поднимаются до небес, и объясняется такая активность… черт его знает чем…., да,  это и неважно, главное, – людьми проверено. Ну, типа,  утром, пока воздух не нагрелся, разница значений между атмосферным давлением и давлением под землей достигает максимума….

    Когда я это услышал (причем, от уважаемого известного путешественника), я как-то усомнился. Что это за «перепад междуземлей  и небом…»!? У меня, как-никак, геологическое образование, я представляю, какие температуры и давления в земной коре. Там, на глубине постоянный ад, и чертям должно быть наплевать на время суток. Да, навернякасуществуют циклы активности, но они связаны с более фундаментальными  явлениями, чем утро-день…. Так я подумал, но…,а вдруг, на самом деле, правда!?  Люди ж говорят… Мало ли чего там!  Я ж, в конце концов, не вулканолог, всего не могу знать. Может, погода и не влияет, но существуют иные суточные гидротермальные процессы… Короче, зачем возражать и голову ломать, когда можно просто приехать  на объект с утреца… так, на всякий…, чтоб потом не сожалеть.

 Вот мы и заночевали в пятидесяти метрах от горячего сернистого дымокура в ожидании, чего  он там выдаст на рассвете!

   Мое с Амидом дежурство выпало на сегодняшнюю дату  очень кстати. Теперь два стимула не проспать рассвет: чтобы поспеть на утреннюю фотосъемку, и чтобы не огрестись от Директора Походов.

   Я проснулся в 5;30, вылез из палатки. На улице очень прохладно, ветрено и абсолютная темень. За ночь еще немного подсыпало снега.

Амид тоже поднялся, хотя чувствовал себя очень и очень скверно. Мы развели примус, поставили воду.

    В 6 часов черноту ночи прорезал свет фар автомобиля, идущего к гейзерам. Через несколько минут подъехал LandCruiser с туристами, остановился возле курящейся котловины и осветил фарами столбы  пара, поднимающиеся факелами из земли. Мой штатив с фотоаппаратом уже стоял наготове.

 

1.

izbrannoe dlia otchyota


















Вслед за первым джипы стали прибывать один за одним. Вскоре их понаехало машин пятнадцать.

 

2.

izbrannoe dlia otchyota















Из каждоймашины вышло по 3-4 китайца, японца, израильтянина, западноевропейца…. Наверняка всем этим туристам пообещали фантастическое утреннее зрелище: «Перед рассветом, или – никогда!..».

 

3.

izbrannoe dlia otchyota


















Зрелище, однако, было совсем «не зрелищным», попросту – никаким.  Люди разбрелись неподалеку от машин, и ходили в тумане, как обмороженные привидения с фонариками на лбу и цифровой «мыльницей» в руках. У одного-двух человек я, правда,  заметил штатив, и приличные камеры,  но фотографировали и те и другие одно и то же: пар на фоне темноты и друг друга на фоне пара. С таким же успехом можно было вообще не выезжать из кемпинга, а потушить свет на кухне, и фотографироваться на фоне кипящего чайника.  

 

4.

izbrannoe dlia otchyota


















Быстро закончив фотосессию уникальных гейзеров, удовлетворенные туристы садились в свои джипы и отъезжали. Им на смену прибывали новые, которые также быстро фоткались и разъезжались.  Часть туристов проехали, даже не дождавшись пока начнет светать, а к тому времени, когда рассвело, и можно было что-то разглядеть, практически все машины  уже проехали.  Гейзерная поляна совсем опустела. Люди явно торопились, и понятно зачем: успеть выехать из Боливии в Чили до закрытия перехода. Расстояние такое, что если стартовать  позже, то уже не успеваешь. И, наверное, в пути предусмотрены еще другие остановки.

     Пора сказать, что ни в потемках, ни на восходе, ни при утреннем свете с гейзерами ничего не произошло. Ничего особенного, замечено нами не было, во всяком случае. Никаких изменений, по сравнению со вчерашним, разве что в плане фотогеничности утром стало намного хуже из-за ветра, который смазывал столбы пара.

 

5.

izbrannoe dlia otchyota

















 

6.


izbrannoe dlia otchyota

















 

7.

izbrannoe dlia otchyota

















 

И тогда я подумал, что байку о предрассветных чудесах  сочинили сами гиды - водители. Им так удобнее – проскочить гейзеры  до 6:30, чтобы успеть в этот же день перейти границу.

Ох, и дурят же нашего брата… (с)

 

Тем не менее, можно утверждать, что утро было хорошим. Потому что никому за ночь не стало хуже, чем вчера. И в 8:40 мы покинули долину гейзеров.

 

8.

izbrannoe dlia otchyota

















 

Дорога сразу пошла в гору ­– наверх из котловины.  В начале подъема мы остановились осмотреть еще один гудяще -шумящий столб пара, рвущийся из трубы, забитой в землю.  Вообще, по периметру гейзерного поля то там то здесь курятся разрозненные сифоны, но основное скопление их там, где мы ночевали.

     Выход на перевал был немного крутоват для велосипеда, но подъем короткий, и вот уже верхняя точка с отметкой 4930 м.

 

9.

izbrannoe dlia otchyota


















10.

izbrannoe dlia otchyota


















11. Выходим на  перевал.

izbrannoe dlia otchyota

















 

12.

izbrannoe dlia otchyota


















13. А это уже на самом перевале, имеющем плоскую широкую вершину.

izbrannoe dlia otchyota


















14. Вид с перевала на гейзерное поле Сол де Маньяна

izbrannoe dlia otchyota

















 

Можно было при желании сбегать повыше, на близкий склон, отметиться на 5000м, но такой идеи, почему-то ни кого не возникло.

    Серега на верху снова долго и настойчиво мучал спутниковый телефон, но так ничего опять  и не добился. Телефон Спутники телефон засекает, пытается установить связь, но соединения нет. Причину мы узнали уже после завершения похода: Боливия не предоставляет компаниямспутниковой связи системы «GLOBALSTAR» свою территорию для покрытия. Примерно так.

 

       С перевала открывается неплохие виды практически во все стороны.

А дальше уже должно быть легче, в основном вниз. Да, и погода,  вроде как, налаживается: облака скучиваются, появляется голубое небо.

 

15.

izbrannoe dlia otchyota

















 

От перевала наш путь лежит, к лагуне Колорадознаменитой  необычным цветом воды. Это очень популярное у туристов, известное место. Наша сегодняшняя цель – доехать до кемпинга, отдохнуть, разобраться со здоровьем просуженных.

    Дорога от перевала напрямик вниз сильно размыта, машины там не ездят в , делают крюк  в обход. Дальше грунтовка неплохая, и не очень сложная по гипсометрии . Есть холмистые интервалы, с крутыми локальными подъемами, но в целом мы постоянно теряем высоту. 

 

 

Лагуна Колорадо

Взбираемся на последний гребень перед долгим спуском уже непосредственно в долину Колорадо.  Огромное озеро с красноватым цветом воды лежит далеко-далеко внизу под хребтом, на котором мы стоим.

 

16. Розовая полоска на днище долины – это лагуна Колорадо. До нее еще достаточно далеко.

izbrannoe dlia otchyota


















17.

izbrannoe dlia otchyota


















Погода, все же,  нас постоянно обманывает, шарахается из крайности в крайность: то жара, то снежный заряд. На спуске с гор нас настигает черная туча с холодным колючим мелким градом. Дорога за три минуты покрывается слоем белой крупы.

 

18. Град

izbrannoe dlia otchyota


















Но через полчаса опять жарко.

Дорога каменистая, сегодня у нас сразу два пробитых колеса.

 

19. Долина лагуны Колорадо

izbrannoe dlia otchyota

















20.


izbrannoe dlia otchyota


















21. В  этих горах  мы были еще час тому назад.

izbrannoe dlia otchyota


















В долину мы спускаемся в 13 часов.  Находимся  уже рядом слагуной Колорадо, но до кемпинга, оказывается, еще километров пятнадцать. Об этом мы с большим трудом узнаем у водителя грузовика, встретившегося на трассе.  Одна щека у драйвера раздута, как у хомяка. Но это не флюс, не опухоль. Все водители в Боливии безостановочно пережевывает огромный комок коки. Вот, оказывается, какое количество листьев нужно набивать в рот, чтобы добиться нужного эффекта! А мы – по три - четыре «травинки» жевали….

 

Теперь на надо объехать часть озера, заодно полюбоваться на него с разных сторон. С возвышенных участков виды на лагуну просто чудесные. А по склонам гор пасутся всякие дикие козы-верблюды (ну, то есть, ламы, гуанако, викуньи…).

 

22. По дороге, огибающей лагуну, на пути к кемпингу…

izbrannoe dlia otchyota

















 

Самая главная особенность лагуны Колорадо –красный цвет воды в ней.  Это известный факт. Но когда я впервые увидел снимки отсюда, сделанные другими людьми, я решил, что фотографы в безудержном творческом помутнении, в благородном порыве «нести прекрасное в народ» потеряли всякое чувство мерыпри обработке цифровых файлов. Уж очень яркие – красные-прекрасные были эти фотографии.

    Но, оказывается, с красным цветом никакого обмана нет. Правда оттенки воды постоянно меняются. И, как правило, поверхность окрашена неоднородно – полосами и большими пятнами.  Озеро может быть серым, розоватым, зеленоватым, красным и совершенно алым!  Эта удивительная окраска воды обусловлена мелкими (чуть ли не микроскопическими) ракообразными, миллиарды которых живут в лагуне и служат кормом для многотысячных стай  розовых фламинго.  Птицы целыми днями бродят по всему водоему (лагуна везде мелкая) и процеживают воду клювами, вылавливая рачков.

Интенсивность и оттенки цвета воды в озере постоянно меняется – по много раз на дню.Расцветка,  по-видимому, зависит от многих причин: угла падения солнечных лучей, поведения самой колонии рачков, ряби на воде, наверное, также от температуры воздуха и пр.  Больше всего, мне кажется, влияет освещение. Интересно, что даже на снимках из космоса лагуна тоже красная. В книге «Мир глазами блоггера» есть статья космонавта Ф. Юрчихина с фотографией лагуны Колорадо с орбиты Земли.

 

23. Вид на лагуну Колорадо с дороги, со склона горы

izbrannoe dlia otchyota


















24.

izbrannoe dlia otchyota


















В 16:30, мы, утомленные, наконец, въехали в долгожданное селение и быстро нашли себе пристанище в кемпинге.

 

24. Селение на берегу лагуны Колорадо

izbrannoe dlia otchyota


















 

Что представляет из себя отельзаежка для туристов? Попробую рассказать. Одноэтажное глиняное строение в форме буквы «Г». Общий длинный холл-столовая с земляным полом, штук шесть номеров – темных, без окон (заложены, или крошечные, как «бойницы»), разношерстными кроватями, нарами….Есть хозяйская кухня с печкой. В качестве дров – куски  яреты – деревянистого мохоподобного растения. (как выглядит в природе, смотриhttp://lesnyanskiy.livejournal.com/137855.html" title="Публикация в ЖЖ">здесь). Есть общий туалет с унитазами. В туалете – раковины, кран, вода только холодная, душевые кабинки.  Воду можно нагреть за деньги (газом). Есть электричество, но в комнатах нет розеток. Аккумуляторы можно зарядить в продуктовой кладовке, заплатив хозяевам 100 чилийских песо или 10 боливиано.

 

25. Дворик гестхауза. Андрей Шаманский достает горелку. Скоро будем пить горячий чай

izbrannoe dlia otchyota

















 

26. Общий  холл ночлежки. По сути это просто холодная веранда на земле.

izbrannoe dlia otchyota

















 

Хозяева – дед с бабкой живут тут же, в отдельной комнате. Можно заказать у них завтрак, обед, ужин… если сумеете объясниться. Бабка неразговорчивая, шустрая,  с нечеловеческой реакцией: не дает себя фотографировать, отворачивается быстрее, чем срабатывает затвор камеры.

 

26. Шустрая, все время убегающая бабка

izbrannoe dlia otchyota


















Дед не боится фотоаппаратов, и способен  разговаривать, но исключительно себе под нос, и только по-испански,при этом непрестанно  жует коку. Самостоятельно Сергей смог выяснить только стоимость проживания (ночь 30 боливиано с человека) и с трудом заказать обед. Все другие вопросы без переводчика решить нельзя.

К счастью, кроме нас в хостеле остановилась сборная группа туристов: две молодые подруги – немки Бьянка и Аннет, японская пара и парень француз.

   Немки оказались классными, компанейским, причем Бьянка  говорила и по-испански, и по-английски. Через нее Серега и общался с вечно жующим дедом.

 

27.

izbrannoe dlia otchyota


















Обеденный харчобошелся на всех в 80  боливиано плюс дополнительно 50 боливиано (это примерно 300 руб.) – за бутылку красного вина.  Да! Удеда в кладовке имеется запас вина на продажу!

       Вино  досталось только нам двоим с Серегой.  Шаман вообще спиртное не пьет, а всем заболевшим, принимающим антибиотики алкоголь противопоказан.

 

     Вообще, конечно, сейчас бы всем сидеть и дружно пить вино в тепле! Ну, или хотя бы в сухости, потому что в гостинице нашей очень холодно. В комнатах, правда, на каждой кровати по несколько одеял. Погода располагает к застолью. За окном периодически идет дождь, верхушки гор спрятались в тучах.

 

Пару раз в перерывах дождя я выходил  к лагуне поснимать фламинго. Берег вязкий, болотистый, близко к воде не подойти.

 

28.

izbrannoe dlia otchyota


















29.


izbrannoe dlia otchyota

















30.

izbrannoe dlia otchyota


















К вечеру погода окончательно сгнила. Зарядил конкретный дождь, перешедший затем в настоящий ливень с мокрым снегом. Пришлось брать у деда бутылку водки, приглашать немок Бьянку и Аннет за стол и весь вечер упражняться в английском. Водка оказалась совсем какая-то слабая, типа саке, зато девчонки ­– крепкие и классные. Одна дизайнер, другая… тоже дизайнер, или учительница… не важно. Завтра они уезжают в Уюни, потом отправятся в Лиму, и откуда–нибудь, где будет интернет, пошлют нашим, в Читу  е-mail, что у нас все в порядке.

  А мы завтра еще точно задержимся тут, будем поправляться.

  Здесь, на Колорадо высота на 600м ниже, чем на гейзерах.

 

D – 36,71km

T – 3:37

A – 10,13km\h

Max – 28,94km\h

Dобщ. – 271km

Tобщ. – 29:50

Высота ночевки 4260 м

 

 

 

 

 

3 марта 2012

 

 Дневка на лагуне Колорадо

     Целую ночь по всему гестхаузу разносился страшный кашель из наших комнат.   Да…, команда у нас не на шутку разболелась.

 

   С утра я сходил на берег лагуны и немного поснимал птичек.

 

1.

izbrannoe dlia otchyota


















2.

izbrannoe dlia otchyota















3.

izbrannoe dlia otchyota

















 

4.

izbrannoe dlia otchyota


























5.

izbrannoe dlia otchyota
















6.

izbrannoe dlia otchyota
















Переред началом завтрака  все  собрались в холле со сводкой о состоянии здоровья. Слово за слово разгорелся спор о причинах повальной эпидемии. Игорь настаивал исключительно на вирусной природе болезни.  Сергей Якунин, хоть он и не врач, представил свое  развернутое объяснение, и его версия, надо сказать, была весьма убедительа: «Из-за интенсивной физической нагрузки и горняшки  резко учащается дыхание, а воздух на Альтиплано очень сухой, вследствие чего воспаляются бронхи. В результате – болезнь со всеми вытекающими симптомами. А вывод такой, что надо, во-первых, больше тренироваться, чтобы не задыхаться, а во-вторых, – контролировать свое дыхание, дышать размеренно, носом, не хватать воздух во все горло…». Серега, прав, но и вирус  гриппа , однако, мы с собой тоже привезли… А в сухой воздух – самое то, что надо  для размножения заразы.

 

    После завтрака за соседями по ночлежке прибыл  джип, мы вышли проводить Бьянку и Аннет, как старых друзей. 

 

7. Бьянка (слева) и Аннет

izbrannoe dlia otchyota




















Бьянка достала пакетик с листьями коки и отдала Сергею:

        Вот, чёткое тонизирующее средство, повышает иммунитет.

Ну, то есть, использовать можно, как лекарство. И показала в какое место  его нужно заталкивать в рот – к деснам –чтобы лучше всасывалось.

 

 

Немки уехали, мы в гестхаузе остались одни.  Парни занялись всяким ремонтом и своими делами.

 

8.

izbrannoe dlia otchyota

















 

Кто-то пошел дальше спать, а я отправился снова  на берег лагуны фотографировать за пейзажами с красной водой. Таких выходов к озеру я сделал несколько за день, выбирая промежутки с хорошей погодой.

 

 

9. Хоть от них уже и рябит в глазах, но ... снова курицы 

izbrannoe dlia otchyota















Да, снова нужно  пожаловаться на погоду. Она, как и в предыдущие дни,опять вела себя, как капризная дама.  То бешенная солнечная радиация (подобной мы не видели даже в пустыне Гоби), то низкие тучи, гроза, гром и град. С другой стороны, постоянная смена состояний дает надежду на хорошие фотоснимки.

 

10.

izbrannoe dlia otchyota
















Колония фламинго как-то не реагирует на такие перемены: кормятся себе да и кормятся безостановочно…. Только перелетают стаями с места на место, и дальшецедят воду клювом, стоя по колено в воде. И куда-то постоянно шагают – ходят друг за дружкой цепочкой, как дети за воспитательницей.

Птицы очень красивые, грациозные, не слишком пугливые. Но совсем близко к себе, все же, не подпускают. Нужен телевик, чтобы их снять.

 

12.

izbrannoe dlia otchyota



















Разрозненных фламинго можно увидеть в любой части большой акватории лагуны; они, как брошенная на пол горсть зерна, рассыпаны повсюду, но неравномерно.  Эффектно смотрятся большие стаи, однако вблизи кемпинга крупных скоплений встретить не довелось.

 

13.

izbrannoe dlia otchyota


















 

 

После обеда разболелся шестой человек в команде – Андрюха.  Кашель уже был, а к нему добавилась температура 38-39 градусов. Просто жесть! Мне кажется, что я  тожезамечаю у себя некоторые простудные симптомы. Но болеть нельзя!  Лечиться уже нечем. Антибиотиков в аптечке осталось на один день.  Всем не выжить  не хватит. В этой холодной колорадской темнице вряд ли выздоровеешь.  А погода то лучше, то хуже, но больше – второго.

 

14. Дворик нашего гестхауза.  Вот опять пришла туча и усыпала землю градом

 

Впереди еще много километров похода, мы сидим,а время уходит, график трещит по швам. А, нам, к тому же  придется делать крюк в объезд солончака, причем дальний объезд, потому что берега соляного озера тоже сейчас  залиты водой. (Зато, можно, сколько хочешь времени, фотографировать птичек и лагуну !)

     То есть, необходимо выбираться в Уюни на джипе, причем поскорее. Получать визы, купить лекарства. Потом переехать  на север Солар де Уюни, а там уже двигать дальше своим ходом. Такое решение принимает Сергей. Но нужно еще  найти машины, и чтобы кто-то помог с переговорами.

 

     Во второй половине дня к гестхузу подъехало несколько джипов: прибыли новые группы. Народу много, всем даже не хватило места. В итоге заежка битком наполнилась людьми. Группа из Израиля, немцы, японцы (молодые и тощие) и приятная семейная пара – американец по имени Брент с женой чилийского происхождения. Едут через Боливию в Чили познакомится с родителями.

Брентв совершенстве владеет испанским, прямо заслушаешься, как он быстро и красиво на нем говорит!

        Я долго жил в бедном мексиканском квартале – рассказывает нам американец. –  Пришлось туда переехать, не было средств оставаться в нормальном районе. Поэтому и знаю язык,.

 

15.Брент. А во время нажатия кнопки затвора ему за спину успела прыгнуть  бабка –хозяйка (чтобы не попасть в кадр)

izbrannoe dlia otchyota


















Жена у Брента очень симпатичная и скромная, а сам Брент – болтун и душа любой компании. С ним интересно общаться. Работал программистом, рекламщиком, все еще ищет настоящее свое дело.  Кроме того он увлекается фотографией, у него великолепные снимки из разных поездок (достал ноутбук, показал свои работы).

Почтивесь вечермы провели в компании Брента. О чем говорили, можно долго пересказывать, но я не стану. Главное, что парень быстро вник в наши дела и взялся активно нам помогать.  В первую очередь американец объяснил все проблемы своему гиду, и был толмачем в переговорах  между  боливийцами и Сергеем.  Переговоры шли о  транспорте для нас до Уюни.

      В общем, кое-что порешали: рано утром, в 4:30, чтобы успеть, туристы уезжают  к чилийской границе (вот почему они и окажутся у гейзеров по темноте). На границе Брента с женой высадят, а водитель заберет оттуда англоговорящего гида и они вернутся обратно на Колорадо уже к 10 утра, и будем дальше договариваться. 

     Таким образом, у нас созрел план.

 

 

 

4 марта 2012

 

Колорадскийкарцер

   Правда же, в слове «колорадский»  слышится что-то адское?

Со вчерашнего вечера гестхаузмы стали называть тюрьмой. Но, наверное, правильнее было его назвать тюремным медицинским изолятором. В этом «лепрозории» за двое суток все уже осточертело. Все надоело: лежать, сидеть, спать, смотреть на лагуну. Надоело болеть.  Надоела боливийская похлебка,–все время одна и та же, –  которую нам подавали на обед и ужин.  «Надоела уже эта тюрьма», – стали поговаривать парни.

Амидпошел на выздоровление, и взялся варить на завтрак молочный суп из наших продуктов. Приготовил целую кастрюлю. Все съесть не смогли, остатками Димка понес угощать деда с бабкой:

        Пробуйте, дорогие хозяева. Вот так нужно кормить туристов! Хотите, –и вас научу.

 

Мне, по правде сказать, еще не надоело ходить к лагуне, И я отправился туда снова.

Погода, правда, с утра не очень…. Пасмурно, плотные облака, но с синими дырами.

     Фламинго все на месте, – бродят по лагуне, как обычно. Им тоже не надоело тут находиться.  Вода не красивая, – совсем мало красных пятен и полос. В общем, не очень картинка, можно возвращаться. Тем более, 10 утра (а по чилийскому времени, кстати, уже 11 часов),   обещали, чтопридёт машина, будем что-то решать с побегом из «тюрьмы».

      Ждем новостей. Парни ремонтируют снарягу. Антон зашивает порванную велосумкуАмида, Андрей склеивает расколотую велокаску, чистит горелку….

Джипа почему-то все нет.

 

 

Кисельный пруд  в молочных берегах

    Над лагуной, между тем,  меняется освещение. Теперь все небо в огромных и красивых белых  облаках, а сквозь просветы в них солнце так жжет, что будь здоров!

Я сажусь на пустой велосипед и еду к озеру подальше от селения, к светло серому острову из глины.

1.

izbrannoe dlia otchyota


2.

izbrannoe dlia otchyota

  Наконец-то я вижу красную, до невероятности, воду! Краснее, чем на всех фотографиях, что я видел! Такой за эти дни лагуна  еще не была. Не всегда  вода в ней настолько  кровавая. Лишь при определенном сочетании угла падения солнца, штиля и еще каких-то  условий вода окрашивается так, будто на берегу зарезали скотину и всю кровь спустили в лагуну.  Особенно фантастически  выглядит контраст светло серых глиняных берегов и заводей с красным  «раствором». Настоящая «молочная река в кисельных берегах», только наоборот:   красно-кисельный пруд в молочных берегах. 

3.

izbrannoe dlia otchyota

4.

izbrannoe dlia otchyota 

5.

izbrannoe dlia otchyota

6.

izbrannoe dlia otchyota


7.

izbrannoe dlia otchyota


8.

izbrannoe dlia otchyota


9.

izbrannoe dlia otchyota


10.

izbrannoe dlia otchyota


11.

izbrannoe dlia otchyota


12.

izbrannoe dlia otchyota


13.

izbrannoe dlia otchyota


14.

izbrannoe dlia otchyota


15.

izbrannoe dlia otchyota



Уже дембеля

      Как обычно, после полудня, часа в три-четыре (мы тут уже третий день, так что можно уже говорить: «как обычно») начинают прибывать  туристические джипы с новыми поселенцами. На этот раз – снова группа из Израиля, немка с загипсованной рукой (сломала во время трекинга в чилийской Патагонии), маленький, худой волосатый португалец в джинсах, спущенных до середины жопы (простите).

Мы тут в ночлежке уже обжились, типа «дембеля». А эта молодежь – салаги понаехали тут… не нравятсяони нам, короче. Некрасивые все какие-то, страшные просто. А мы – красавцы. Неважно, что у нас морды обгорелые и опухшие, вид болезненный, глаза красные, под ними мешки. Самый красавец – Саня Бусоедов.  У него коростами покрыты все губы целиком так, что  смотреть жутко, а ему кушать больно. Чуть получше губы у Шамана. У меня тоже корки засохли. Это все – боливийское солнце, солнечные ожоги.  Нужно лицо  защищать обязательно. Вот, у одного Игоря с губами все в порядке. Потому что он каждый день мажет их толстым слоем солнцезащитного  крема заодно с лицом, и похож после этого на загримированного артиста из японского театра.  Только мы нашим Игорем перед гостями похвастать не можем, – он в общем холле лежит лицом вниз на столе и громко болеет – кряхтити вздыхает.

  В общем, иностранцы«такие все из себя», из Европы приехали, а тут мы – еще больше «все такие».

Один только наш Серега Якунин – Директор Походов действительно нормально выглядит, только голова немытая. Улыбается, и уже рассказывает португальцу (тот естественно, кроме португальского говорит и по-английски, и по-испански) о наших «бедах», о том, что нас здоровых в команде осталось только двое – он да я, и что нам не лишней была бы помощь переводчика. Я тоже уже, честно говоря,конкретно чувствую симптомы простудного недомогания, но нельзя же  признаваться и ударять «лицом в грязь», пусть даже и отёчным!

 

    Немка со сломанной рукой узнает, что Саня Бусоедов практикующий хирург травматолог. Женщина так рада! Она заплатила 6 тысяч евро за медицинскую помощь и операцию в Чили, а теперь такой (!) специалист (а, Саша на самом деле очень крутой специалист, один из лучших читинских хирургов) осматривает ее, дает свое заключение и профессиональныерекомендации.Немка просто счастливаи от самой консультации, и вдвойне  оттого, что ничего не нужно за это платить. Завидуй, загнивающий Запад,  нашей русской  бесплатной  медицине!  Женщина предлагает  нам свои лекарства, антибиотики. Все теперь хотят нам чем-нибудь помочь.

 

 Так я и не понял, что стало с обещанным джипом, о котором договаривался Брент… , но вечером худой португалец (он оказался вообще классным парнем) и еще один испаноговорящий турист (кажется, муж поломанной тетки) помогли  Сереге провести переговоры и торги с другими людьми.Договорились, что завтра в 12 часов нас на двух джипах везут до Уюни за 400 боливиано с персоны.

 

Народ все еще недомогает. Особенно тяжко болеют Игорь и Рома

 

 

5 марта 2012

 

«Побег из Шоушенко»

Вот и наступил день рожденияРомы Коробкова! Надо обязательно вырваться из Колорада в Уюни, иначе на праздничном столе снова будет стоять тот самый боливийский супчик.  Не, можно, конечно, и в ночлежке… Бывало и хуже. Пару лет назад мы поздравляли Рому в палатке без печки, при -40С, на севере Бурятии. И было очень весело… потом, немного позже,  когда смотрели видеозапись…  Но мы надеемся, что все сложится хорошо, мы доберемся до города, и отметим Ромину «днюху» в нормальном ресторане.

 

     В 6 утра все туристы из ночлежки уехали в Сол де Маньяно (снимать гейзеры в темноте со вспышкой, очевидно), и гестхауз снова опустел.

   Я взял фотоаппарат и пошел на озеро снимать фламинго на рассвете. Небо безоблачное, розоватое.

1.

izbrannoe dlia otchyota


2.

izbrannoe dlia otchyota


3.

izbrannoe dlia otchyota


4.

izbrannoe dlia otchyota


5.

izbrannoe dlia otchyota

Ходил часа полтора, ничего, кажется, так и не снял. От чего-то нет настроения, слабость какая-то, сопли… Организм сражается с бациллами, – чья возьмет!?

 

    Рано утром наши новые иностранные друзья все уехали в Уюни. Мы отправили с ними четыре велосипеда и остались без переводчиков.  В 12 часов за нами пришло два джипа с Чилийской границы: один пустой, другой с бельгийским университетским учителем и двумя его студентками-волонтерами, которых он приехал навестить, как куратор.

    Мы готовы были грузиться, но тут начались какие-то непонятки сденьгами. Вчера Серега уже отдал боливийскому гиду половину денег авансом (4х400 боливиано). Но водитель (пилотджипа) теперь требовал, чтобы всю причитающуюся сумму ему отдали целиком (без учета аванса). Это было выше всякого понимания, тем более с нашим «знанием» испанского языка! На счастье по-испански прекрасно говорил бельгийский профессор.

   Суть недоразумения оказалась такова:

        Да, вчера гид взял  с вас деньги. Он хороший друг этого пилота. Но водитель не доверяет своему другу. Друг может не  поделиться деньгами, – переводил бельгиец.

        А где это друг сейчас?

        Он уехал с туристами в Уюни

        Но мы его там найдем, он не откажется, он нас уверил, что водитель в курсе, что они получили половину.

        Да, но он может обмануть своего друга.

        Нихрена себе, боливийская дружба! Мы-то почему должны за нее расплачиваться дважды!? Они,на самом деле, друзья?

        Да, друзья…, но пилот опасается….

        А нам-то что до его опасений!? Мы уже заплатили, и он знает об этом. И это еще без  учета, что и так  уже,без нас рейс полностью оплачен вами. Так, ведь?

        Я с вами согласен, но я ему все уже это сказал….

Бельгийский учитель очень старался нам помочь. Мы посоветовались, как поступить.

 

        Ладно, – сказал Сергей, – переведите, пожалуйста: мы не будем сейчас доплачивать, приедем в Уюни, вместе найдем гида (это же возможно?) и если тот ,вдруг, станет отпираться, сами выжмем из него, все что положено.

     Драйвера-пилота устроил такой вариант, и мы стали грузиться и распределяться о машинам.

 – Давайте, вы с Серегой поедете с бельгийцами, а мы все – на свободной машине, ­– предложили парни. – Вы здоровые, не заразите иностранцев…, жалко же их.

На самом деле, никому  просто неохота было всю дорогу напрягаться, вспоминать английские слова, любезничать…. Мне и самому этого не хотелось, знаю, как это утомительно.  Сереге проще – он свободно говорит по-английски.

 

     Мы объехали всю лагуну Колорадо, на дороге  снова шлагбаум – выезд из  национального парка. У нас строго проверили билеты, приобретенные на южной границе парка.

6. Лагуна сегодня выглядела потрясающе! Хоть не уезжай! Этот и последующий снимок сделан из окна движущегося автомобиля.

izbrannoe dlia otchyota 


7.

izbrannoe dlia otchyota


Действительно, всю дорогу пришлось разговаривать с бельгийцами.  Без Сереги я бы,точно, совсем обалдел от умственного перенапряжения. Зато, мы узнали немало интересного, и даже немного поспорили с учителем.

 Студентки, оказывается, ведут социальный волонтёрский проект (оплачивается все это университетом), занимаются  с трудными боливийскими подростками на улицах. Внушают им, что не нужно плохо себя вести, курить, жевать коку и другие наркотики, что нужно читать книжки, учиться… Это, вроде как дипломная научная работа девушек.

  Мы с Серегой переглянулись, – что делать: вежливо восхищаться этим сподвижничеством, или вслух посомневаться в здравости проекта?

        Но ведь… (как бы помягче выразить мысль, что «буржуи уже с жиру бесятся, навели бы лучше у себя в Европе порядок, для начала»)… но ведь это нереально. Если бы в этой бедной стране подросткам было, чем заняться, они бы и так не пошли на улицу… А, что… почему именно Боливия? В других странах уже все хорошо?

        У них был выбор: Африка, или Южная Америка, – Боливия. Девушки выбрали эту страну.

        Ну, так-то оно, да, лучше уж Боливия… Но вы же понимаете…, что уговорами экономические проблемы не решаются, что результат может быть практически нулевым?...

        Да, разумеется, это идеализм, – согласился профессор. – Но такая работа нужна обществу, девушки – будущие социальные работники….

Да, понятно теперь: деятельность больше нужна самим студентам. А бельгийскому университету, видимо, некуда деньги девать. 

Вот, примерно  в таких светских  беседах мы провели все  6 часов.  Водитель гнал быстро, без остановок. Иногда я что-то успевал снять (чисто для информации) через окно. Серега обратил внимание, что в речных руслах есть вода, чего, по всем описаниям быть не должно. И если бы мы поехали велосипедами, нам было бы где набрать воды. Год этот очень сырой.

    Приключений в пути не случилось, если не считать, что, проезжая через брод рядом с небольшой деревней,  пилот второй машины разинул рот, вовремя не переключился,  и заглох в глубоком месте. Мотор завести посреди лужи  не сумел, но смог выбраться  из ручья на стартере.

8.

izbrannoe dlia otchyota

 

9.

izbrannoe dlia otchyota 


  Невероятно красиво стало за окном к вечеру, когда начался солончак, и мы подъезжали к городу. Совершенно фантастическое небо и краски. Таких объемных, богатых оттенками, выпуклых  облаков я, кажется, никогда в жизни не видел, и, может быть, не увижу. Но пилот так разогнался, будто у него приключилась диарея, и если через пять минут он не доедет, то будет уже поздно. Даже страшно было просить сделать остановку.  Поэтому фотографировал в движении – «авангардистские» снимки.

10.

izbrannoe dlia otchyota


11. Это тень от нашей машины

izbrannoe dlia otchyota 


В город Уюни мы заехали в преддверии сумерек, когда на улицах уже зажглись фонари. Поселились в самом центре, в трехэтажной гостиниц, в двух- и трехместных номерах без особого комфорта, но с душем и туалетом. Есть сотовая связь. Интернета в гостинице нет.

 Уюни – довольно большой город, в нем много магазинчиков, небольших кафе, и все они заполнены туристами. Ну, в общем – город, не деревня.

12.

izbrannoe dlia otchyota

      Отыскали, все же, ресторанчик, где можно сесть, и весь вечер посвятили Роминому дню рождения.

   «Домой я шел в хорошем настроении». Все мы возвращались в гостиницу в хорошем настроении – сытые, подвыпившие и разморенные.

   Завтра пойдем делать визы и будем выбираться дальше на север.

 

 

 

6 марта 2012

 

Город Уюни и одноименный солончак

Под покровом темноты бациллы совершенно распоясались, всю ночь бессовестно размножались в моем организме и надеялись побороть его полностью. Но утром, обнаружив недомогание, я первым делом  выпил какой-то парацетамоловый порошок, выданный мне  Сашей. Стало лучше.Но все равно я плохо себя представлял в седле велосипеда, если,вдруг, сегодня придется крутить педали.

   Завтрак был в 8 часов, потом мы дружно отправились получать визы, заодно осматривать город.

1.

 izbrannoe dlia otchyota


С  получением виз никаких проблем не возникло.  Сотрудникам было уже известно от самой границы, что мы едем, и нас тут ждали. Виза стоит 30 долларов и на все дела у нас ушло пара часов.

Первая половина дня прошла под знаком ожидания командирского решения: каким способом и когда мы  двинемся дальше. Ближе к полудню Сергей, еще раз все взвесив,  определился: находим турфирму, нанимаем джипы и едем до городка Сабайя.  Дальше вновь пересаживаемся на велосипеды. В противном случае мы просто-напросто физически не сможем в срок доехать до тихоокеанского побережья (до чилийского города Арики),  откуда у нас уже взяты авиабилеты с Сантьяго.  Напомню, что после дождей солончак Уюни затопило водой, и не стало возможным проехать через него напрямик, как мы задумывали. А объезд по расстоянию оказался катастрофическим для намеченного графика.

И вот мы уже в маленькой частной турфирме. Подписываем договор, согласно которому за 400 долларов США нам предоставляют два автомобиля до Сабайи прямо сейчас. 

А через час мы уже грузим вещи из гостиницы и выезжаем.

Дорога лежит  мимо Солар де Уюни. Но мы, разумеется, не собираемся проезжать мимо. Посещение уникального солончака входит в наши планы в любом случае.

     Солончак поражает воображение, хотя я, признаться, рассчитывал увидеть несколько иные картины – белое искрящееся поле в трещинах, или высокое голубое небо с облаками, отражающимися в пленке воды, как в зеркале.  Вместо этого огромная черная-пречерная туча наползла на солончак со стороны суши. Небо над акваторией было прекрасным – в причудливых в облаках, –но они совсем не отражались в воде из-за сильного ветра, гнавшего рябь. В любом случае зрелище всех впечатлило, и может быть, в каком то смысле это лучше, чем повторение известных видов и чужих штампов.

 2.

izbrannoe dlia otchyota

3.

izbrannoe dlia otchyota 

4.

izbrannoe dlia otchyota


5.

Salyar-De-Uyuni

   Воды, действительно много, солончак весь ею залит, и это рушит ожидания туристов, которых, тем не менее на озере немало, и они пытаются снять то, чему их научил интернет.  Есть уже некоеклише съемок на Уюни, и самый главный – игра с отражениями.  Мы видели очень прикольные фотографии, когда люди выстраиваются цепочкой, каждый в какой-то особой акробатической позе таким образом. Эта заранее просчитанная композиция:  оригинал и его отражение в воде сливаются, и можно прочитать слово, или целое предложение!

    Мы тоже нарисовали такую композицию (главный модельер-композитор – Рома Коробков), распределили роли и хотели смоделировать слово «GOBIKE». На бумаге все получалось прекрасно. Какая бы прекрасная заставка к нашему фильму о путешествии могла получиться!  Но осуществить задумку технически не удалось: отражения нет, вода глубокая.

6.

Salyar-De-Uyuni


7.

Salar de Uyuni


     Вторая тема для фотосъемки ­не менее затертая – игра с перспективами. Один человек уходит подальше, и принимает дурацкую позу.  Другой  ­– складывает ладонь «щепоткой», будто держит ею что-то на весу. Третий, с фотоаппаратом – совмещает фигуры нужным образом в объективе, снимает эту дурь, а в итоге все дружно, как дети радуются полученному изображению. 

Вода на Уюни не просто соленая, – это рапа. Рабочие лопатами и специальными большими скребками сгребают соль в пирамидки, а затем огромные грузовики вывозят соль на сушу. Процесс сбора соли непрерывный и бесконечный. Раньше к солончаку подходила железная дорога, но сейчас остались лишь ржавые рельсы. Автотранспорт справляется без поездов.

8.

Salyar-De-Uyuni


9.

izbrannoe dlia otchyota 

    Но куда идет столько соли!? Мне кажется, что всем миром столько не съесть.  Возможно, сырье предназначено не для пищевой промышленности, а поступает в переработку. В соли из Уюни, оказывается, очень высокое содержание лития, какой-то большой процент от всех мировых запасов этого металла. 

 

    Труд на солончаке очень вредный. Соль въедается в кожу, попадает в легкие…. Лица рабочих замотаны целиком, видны только глаза. Но и глаза эти люди прячут от фотокамер. Потому что работа считается не престижной, черной и рабской, ею стыдятся. Видимо, никто сборщикам соли не рассказал, что «у нас в СССР любой труд почетен!».

   Пробыв совсем недолго на солончаке, по щиколотку в крепком рассоле, мы обулись и примерно в 14 часов заторопились дальше. Ехать далеко: весь остаток дня, и всю ночь.

 Всю дорогу было пасмурно. Без дождя, но следы недавних наводнений налицо.

 Боливия мало заселенная страна. На пути нам попалось совсем немного населенных пунктов. Бездорожье, дикая природа. В некоторых долинах плантации одного и того же растения (название потом вспомню). Это  красивая, цветная по осени трава, из которой варят суп.

10.

izbrannoe dlia otchyota


  Очень впечатлила табличка с названием железнодорожной станции Chita. Сама железная дорога, однако, заброшена (или так выглядит), а табличка, как новая!

11.

izbrannoe dlia otchyota

 

  Водители джипов, чтобы не уснуть, всю дорогу жевали коку. В городе Оруро (райцентр) остановились пожевать вместе с нами нормальную еду  в придорожном кафе. 

Только в 2 часа ночи мы добрались до места. Высадились примерно в пяти километрах не доезжая Сабайи. Поставили палатки на поле у дороги, и через 30 минут уже лежали в спальниках.  Высота ночевки 3650 м.

Завтра с утра – все на зарядку велосипед!

 



7 марта 2012

 

Сабайя

    Подъем в 8 утра. Пасмурно и тепло. Небо затянуто, из некоторых  туч вдалеке льется дождь….

    На вопрос Сергея ко всем: «Ну, как здоровье!?» все тактично промолчали. Промолчал и я, хотя чувствую себя уже хорошо.

    Есть некоторые проблемы с велосипедами. Кое-что при перевозке отвалилось, потерялось, а у Антона погнули диск заднего тормоза. Пришлось его совсем снять.

 

Но погода улучшается, пока мы собираем велосипеды и укладываем рюкзаки. И в 11:30, к началу старта солнце уже начинает во всю прижигать.

 

   Через полчаса мы въезжаем в Сабайю.  Селение не маленькое, но и не большое. Есть больница, школа, «сельсовет» (администрация) на центральной площади.  Но нет интернета, и нет даже почтового отделения.

1. Памятник  испанским конкистадорам

izbrannoe dlia otchyota 

2. Памятник индейцам

Sabaya 

 

  Самое примечательное строение – старая церковь.

3.

izbrannoe dlia otchyota

 

Жилые  же строения очень бедно выглядят – из дикого камня и глины, с соломенными крышами.

4.

izbrannoe dlia otchyota

 Осматриваем городок, обедаем в местной столовой, и трогаемся дальше в путь. Время 13 часов.

  От  Сабайи мы сворачиваем с трассы на проселочную дорогу и движемся по местности не сказать, что безлюдной, но малонаселенной. По склону горы, под которой идет проселок, растут огромные кактусы, такие же, как мы увидели возле больницы.

5.

izbrannoe dlia otchyota


Но кактусы – это вещь известная…. А наше внимание привлекли очень странные и довольно многочисленные сооружения, стоящие  вдоль дороги  в нескольких километрах от Сабайи. Сделанные из глины и соломы,  четырехгранные башни, высотой 3-4 метра, расширяющиеся кверху стоят одиночно или группами и ориентированы все одинаково по отношению к сторонам света.  Объекты эти были  ни на что не похожи, разве что на какие-то памятники.

6.

izbrannoe dlia otchyota


7.

izbrannoe dlia otchyota

   Оказалось, что  глиняные «башни» – это склепы, в которых лежат останки мертвецов. Склеп имеет небольшое треугольное окошко в основании одной из стен, через которую заглянуть внутрь. Большинство склепов частично разрушены временем, так что, в принципе, заглядывать в окошко не обязательно, чтобы увидеть, что на дне склепа лежат человеческие кости, череп,  тканные фрагменты (?). Задняя стенка – более слабая, он сделана из циновки, обмазанной глиной. Ее, по-видимому, возводили и заделывали в последнюю очередь, после захоронения. Эта стенка, как правило,  больше всего и разрушена. Кровля тоже почти везде обвалена. О возрасте захоронений ничего сказать не берусь, мы нигде не встречали их описаний. Но ясно, что захоронения индейские.

8.

Altiplano

Далее на пути вдоль дороги встречаются  редкие небольшие или совсем крошечные селения, а сама дорога сильно размыта дождями, и кое-где настолько, что вообще не  проехать.  Но для велосипеда – вполне хорошо. Местами, правда, много песка, но ехать можно. Перепады высот незначительные – между 3650 и 3800 м над у.м.

В каждой деревне, на каждом хуторке обязательно стоит маленькая церковь  с колокольней. Все церквушки похожи одна на другую, построены по одному образцу. 

      Впечатление, что жизнь здесь совсем замерла, что людей в деревнях нет. Но, вот, проезжая через одно из селений, замечаем троих ребятишек, наблюдающих за нами из-за забора . За весь день мы встретили лишь де машины на дороге.

До 16 часов с погодой все было ровно, потом заходили тучи, и нас немного посыпало градом.

В 18:20 стали лагерем за деревней Тунапа, которую специально оставили позади. Остановились рядом с брошенным поселением, от которого осталось несколько  строений и красивая церковь. Раньше здесь бежал ручей, но сейчас его русло сухое. Очень похоже, что люди оставили это место, потому что  не стало воды.  Остатки жилищ и сама церковь и стала главным объектом наших исследований и фотосъемок. 

9.

izbrannoe dlia otchyota

 

D – 44,54km

T – 4:04

A – 10,96km\h

Max – 32,94km\h

Dобщ. – 318km

Tобщ. – 34:13

Высота ночевки 3700 м

 

 

 

8 марта 2012

За ночь несколько раз припускал дождь, но с утра погода была хорошая.  

Поднялись в 6 утра,  а выехали в 9 часов. До отъезда было достаточно времени, чтобы  внимательно осмотреть заброшенные старую церковь  и жилые строения. Интересен не только внешний вид жилищ,  но и технология постройки. Крошечные дома размером 3х5 м, возведены из дикого камня, скрепленного глиной. Перекрытие сделано из палок, связанных кожаными ремешками,  и застелено травяными матами, замазанными глиной. Сверху   настелена соломенная крыша. Двери сделаны из кактусовых досок. Здешние гигантские кактусы имеют деревянистое тело  красивой крупноячеистой структуры.

1.

Altiplano

 

2.

Altiplano


     Дорога совсем кислая. Большие лужи – это еще пол беды. Местами грунтовка размыта полностью. На месте бывшего дорожного полотна – целые овраги, непроезжие даже для велосипеда. Такие места приходиться обносить.

3.

izbrannoe dlia otchyota 

4.

izbrannoe dlia otchyota 

  Через 10 км от Тунапы еще один населенный пункт  – Негрилья.   Это уже сравнительно большое селение.  Дорога через деревню привела нас к местной школе, где мы остановились, чтобы пополнить запасы воды. И школьники и учителя нас встретили радушно и с большим любопытством.

5. 

Altiplano


















   В Негрилье есть сотовая связь, мы смогли позвонить в  Россию.

 

На распутье

  Если до Негрильи дорога была неважная для автомобилей, то дальше, можно смело сказать: «Дороги больше нет». Точнее она есть, но местами  где проходит по склону , рассечена свежими оврагами, которые  ни за что не объедешь. Этот сезон дождей оказался  катастрофическим для некоторых районов Боливии.  Селения, мимо которых мы ехали, фактически отрезаны от остальной  цивилизации. 

    Однако,  для велосипеда дорога была совершенно нормальная, и никак не верилось, что где-то  может быть совсем непреодолимый участок, о котором пророчил нам один местный житель пару часов назад. Этого человека мы повстречали километрах в двух перед Негрильей. Мотоциклист ехал нам навстречу. Лучше бы он нам не встречался…. Потому что он внес  тревогу и сомнение в наши души.   Разговор с боливийцем был на испанском… точнее, больше на языке жестов и мимики.  Но наш с ним диалог, если перевести на литературный язык,  выглядел так:

-          Куда путь держите, добры молодцы!? Откуда вы?

-          Из России. Вообще–то едем в Арику. Но сейчас – в Макайю. (Макайя – большая деревня, скажем так, один из крупных маяков на нашем пути).

-          Макайя…. Это вам надо через Сакабайю…

-          Зачем, через Сакабайю?  Это же большой крюк.  Мы поедем прямо, через Котаси.

-          Нет! Не надо через Котаси! Очень много воды.

-          Много воды?

-          Да, очень много. Река Лаука разлилась, там застрянете.

-          Но мы же на велосипедах…

-          Нет, не надо! Христом Богом клянусь, утонете! Очень большая река. Машины все ездят в обход… И на мотоцикле не проедешь. Только Сакабайя! Россия – хорошая страна!

 

И, вот сейчас, в 13 часов мы стоим на развилке дорог, одна из которых  – основная – ведет в Котаси, и вторая – отворачивает на Сакабайю.  Главная прямая дорога прижалась к борту долины, она сухая и твердая, накатанная. А, та, что на Сакабайю, – пересекает долину, и сплошь состоит из песка.

    Стали на обед у развилки, – вдруг, кто поедет мимо, или навстречу, - оттуда…. Еще раз тогда уточним….

    Но никто за час на дороге не появился. Попробовали прокатиться  по песку. … Не-ет, не надо нам такого.  Что же делать!?    Прямо пойдешь – в реке утонешь, направо пойдешь – в песке увязнешь. А других вариантов больше-то и нет.  

   Посоветовались, и решили не сворачивать на объезд. Если даже «утонем», зато  мучиться  до самой реки не придется.  Как минимум день еще  проживем – до брода еще только завтра доедем. А,  там, может, и прорвемся. А езда по песку в обход – это верная гибель, – точно сдохнем, уже сегодня.

     Поехали прямо, по твердой дороге, с удовольствием. Небольшие  препятствия, которые вскоре появились на пути, были вполне даже в удовольствие.  Преодолели вброд несколько рек. Потом дорога вышла к большой сильно заболоченной долине, и пошла ее огибать закрайками. Долго-долго мы месили вязкую грязь, вновь перебродили через топкие заиленные ручьи, и наконец,  перед закатом, с последними солнечными лучами выбрались на сухой берег,  по прерии  разгуливают многочисленные стада домашних лам и альпака.  Судя по карте,здесь находится селение Крузани. А, судя по тому, что мы увидели, это просто чабанская стоянка с несколькими постройками.  Место это находится очень близко к границе с  Чили.

    В 18:40 мы выбрали место для лагеря за околицей Крузани,  поставили палатки и до полных сумерек еще успели полюбоваться на  высокие горы в снегу и мохнатых домашних зверей,  возвращающихся  с пастбища к реке.

5.

izbrannoe dlia otchyota

 6.

izbrannoe dlia otchyota

7.

izbrannoe dlia otchyota


D – 57,89km

T – 5:14

A – 11,05km\h

Max – 43km\h

Dобщ. – 376km

Tобщ. – 39:27

 

Высота ночевки 3850 м

 

 

 

 

9 марта 2012

    В 6 часов было достаточно свежо (ноль градусов). Отличная погода и прекрасное самочувствие. Все вирусы в наших организмах передохли.

  В 7:50 мы уже двигались по дороге к броду на реке Лаука, до которого по карте 4 км.

Не доезжая примерно километр до реки, неподалеку от дороги мы опять увидели три погребальные «башни». Один большой неразрушенный склеп и два маленьких (детских?) значительно поврежденных. На большой башне цветная роспись в «мексиканском» или, быть может, «перуанском» стиле.  Скелетов и костей ни в одном захоронении нет.

1.

izbrannoe dlia otchyota

 2.

Altiplano

    И вот мы выходим к реке, к броду… и никакого брода не видим. Вероятно, это настоящее стихийное бедствие.  Лаука разлилась невероятно. Темная мутная вода несется стремительно.  Ширина русла метров 250-300. А противоположный низкий берег залит водой еще на несколько сотен метров.

   Дно у реки чрезвычайно топкое. Липкий илистый песок засасывает ноги так, что не выдерешь обратно. Мы долго ищем, место, где можно начать переправу. Пробуем один, другой спуск в воду. Андрей прощупывает один путь, Амид с Антоном пробираются по другому…. Вот они уже на середине реки…

Амид выбирается на другой берег с велосипедом, потом помогает выбраться Антону. И следом по их пути мы тащим свои бисиклеты.

     Работа на самом деле очень тяжелая. Очень похоже, как из болота тащить бегемота».  Велосипед жутко вязнет в иле, его невозможно вырвать оттуда. А на глубокой стремнине его подмывает, и он начинает валится в воду. Я едва удерживаю  велосипед, и едва удерживаюсь сам. И вода в реке просто ледяная. На помощь вовремя приходит Амид. Два человека, и то с трудом, на «раз-два, взяли» выталкивают велосипед из трясины, Натуральная трясина! Просто по верху несется поток воды.

3.

izbrannoe dlia otchyota

4.

izbrannoe dlia otchyota

Амидчелночит с берега на берег, помогает.  В конце концов благополучно перебираются на другой берег все. Но это еще не конец сегодняшним приключениям.

   Река далеко разлилась по правому берегу, затопила дорогу, и та превратилась в цепочку глубоких  луж по 100-300 м каждая, с перерывами не больше 50 м. В такую лужу неприятно и жутковато заходить. Дно у нее скользкое, липучее. 

5.

izbrannoe dlia otchyota

    На эту болотную «велопешки» уходит, наверное, целый час. Только через 3 км дорога становится похожей на дорогу, и можно сесть на велосипед. Лужи, однако, попадаются и дальше на пути. А перед селением Макайя вновь приходится разуваться и брести через заболоченную низину и ручей.

    Здесь в низине находится небольшая лагуна с фламинго. А по прерии бегают андские страусы – очень осторожные и предусмотрительные птицы.

   Сама Макайя стоит на пригорке. В нее мы въезжаем в 11:30. В деревне стоит воинская часть и есть туристический центр.  Из буклета-путеводителя мы узнаем, наконец, что встреченные нами захоронения называются  «чулпа».  Место перед рекой с тремя  склепами носит имя «Вила чулпа».  Больше ничего не понятно, надо будет поискать информацию.

 А глазная достопримечательность в деревне – старинная церковь на самом высоком месте.

   Рядом с церковьюмы располагаемся на обед. Потом военные наполняют водой наши бурдюки и докладывают, что до границы с Чили осталось 25 км.

      В 14 часов мы покидаем Макай, и от деревни  дорога плавно поднимается в гору (Макайя  на высоте3870м), а начавшийся встречный ветер делает этот подъем изнурительным. Достигнув  высоты 4000м, дорога переваливает в соседнюю долину.

Мы минуем деревни Канто-Могочи и Нар-Могочи, и вновь – подъем в гору.  На такой высоте, да по песчаной дороге, да в конце дня …  Правда, только  17 часов, и проехали не большое расстояние, но за  9 часов пути уже здорово устали.

   Ставим палатки с видом на вулкан Сахама.  Хватит на сегодня, будем отдыхать и пробовать коньяк (у Сани Бусоедова в рюкзаке затерялся).

 

D – 31,98km

T – 4:02

A – 7,91km\h

Max – 23,2km\h

Dобщ. – 408km

Tобщ. – 43:23

Высотаночевки 4090 м

 

 

 

10 марта 2012

 

Граница Боливия – Чили

   В 6 утра температура около нуля, но на небе ни облачка, и днем будет очень жарко.      

   От места ночевки до границы осталось по нашим расчетам 18 км, но это довольно трудные километры, потому что дорога практически все время идет в гору.

 Выехали с места ночевки в 8:20. Через 5 км – деревня Чачакомани. Отсюда можно повернуть на Ла-Пас, а, можно,  - к границе.

От Чачакомани вначале  небольшое послабление ­– хороший спуск, но потом трасса наверстывает упущенную «выгоду»  и забирается до высоты 4400м. С этойперевальной точки открывается вид на вулкан Сахама.

   Отсюда же виден и поселок Тамбо Кемадо и дорога из Ла-Паса, по которой к поселку движутся грузовики. 

 До Тамбо Кемадо еще примерно 9-10 км грунтовки, а затем мы выезжаем на асфальтированную трассу. И в этот момент у меня рвется цепь…

В Тамбо Кемадо автомобильный переход. К нему выстроилась небольшая очередь из грузовиков в сторону Чили.  В противоположном же направлении – из Чили в Боливию очередь просто бесконечная.

     Мы идем обедать в кафе, а примерно в полдень снова садимся на велосипеды и едем к переходу…. И здесь выясняется, что для нас переход границы намного дальше впереди, за перевалом.  Как, есть еще подъем!? Зачем, куда уже выше!? Оказывается, выше есть куда, и довольно много….

   Семь километров! По асфальту, но все время верх! Жарко. И тяжело. Но можно!  Высота 4640 м.  Граница между странам проходит по водоразделу, но наверху пропускного пункта мы тоже не  обнаруживаем. Получается, что вместо ожидаемых 18 км мы уже накрутили 25 км, а до границы так  еще и не доехали.

Перевал плоский. Несколько километров мы катимся по горизонтали. И ощущаем сильнейший запах гнилого мяса, овощей и чего-то. Жуткое зловоние стоит на перевале. Очевидно, водители перед границей сбрасывают испорченный товар  где-то вдоль обочины.

   Наконец, дорога пошла на спуск. Мы несемся, просто летим вниз с шелестом покрышек об асфальт с горы, за секунды теряя с таким трудом набранную высоту.

  Внизу, под перевалом – пограничный пост. Тут и боливийский и чилийский офисы.

Нам поставили отметку о выезде боливийцы, и следом – чилийцы. И мы собрались было уезжать, как вышел чилийский таможенник, и …«началось в колхозе утро».

    Ничего общего с тем, как мы проезжали из Чили в Боливию. Там вообще мы даже не видели таможню. А здесь заскучавшие офицеры нашли себе работу. Мы разгрузили рюкзаки, сумки, все это открыли, пропустили через «телевизор», заполнили декларации… Все по-серьезному, и как-то уж очень бессмысленно. 

Все, мы в Чили. Можно переставлять время на часах с 14:30 на 15:30. Пересечение границы мы торжественно отметили  поедание шоколадок на берегу огромного горного озера.

    Решили сегодня  большене упираться, остаться на озере. Ведь мы не просто едем, а еще и снимаем фильм о путешествии, и нам нужны красивые планы.  За озером возвышаются сразу несколько вулканов, покрытых снегом больше, чем наполовину.

     Проехав еще немного, в 16 часов мы подыскали место для ночевки так, чтобы и не рядом с дорогой, и чтобы «весь мир оказался перед глазами».

 1.

izbrannoe dlia otchyota

    Предвкушая красивый закат с  вулканами, отражающимися в воде, мы заранее установили штативы и направили объективы в сторону гор.  Однако, ежедневные грозы и сегодня не прошли мимо. Если днем можно было загорать, то к вечеру поднялся просто лютый холодный ветер, наползли свинцовые тучи и несколько  «испортили картинку».

 

D – 36,73km 

T – 3:55

A – 9,37km\h

Max – 45,7km\h

Dобщ. – 444km

Tобщ. – 47:24

Высота ночевки 4550 м

 

 

11 марта 2012

Ночью сильно приморозило и обнаружили, что мощным инеем покрыты и земля, и палатки и велосипеды.

    С рассветом открылись чудесные виды на озеро и вулканы… и на впечатляющую колонну из грузовиков, выстроившихся за ночь в колонну длиной несколько километров. Очередь ждала начала дня и открытия автомобильного пограничного перехода.

1.

izbrannoe dlia otchyota

Весь транспорт нацелен только в одну сторону – из Чили в Боливию. Из богатой страны в бедную везут всевозможные грузы. Но куда девается автомобили потом!. Они, что, не возвращаются (за редким исключением)  из Боливии обратно? Шутка, конечно, но впечатление складывается именно такое. 

 

На трассу мы вкатываем велосипеды в 8:10, и сразу дорога идет на подъем до высоты 4700м.  Дальше – «чилийские горки» – вверх вниз, не очень утомительные и затяжные. Через 10 км от места асфальт обрывается, и мы вновь привыкаем к подзабытым ощущениям…

     В результате нескольких спуско-подъемов мы теряем высоту.  А потом напряженно штурмуем высокий перевал с отметкой 4640 м.

     За перевалом характер ландшафта и рельеф меняется значительно. Если всю последние десять дней  мы ехали по высокогорной равнине, то теперь мы среди гор. Это Анды. От перевала дорога падает вниз зразу на целый километр. Ведутся дорожные работы, местами лежит асфальт,  участками под него готовят покрытие.  В узких местах дорожники регулируют потоки машин, поочередно пропуская партии вверх-вниз. Мы – не исключение, нас тоже «регулируют».

Трасса заходитв горное ущелье, практически в каньон, и тянется вдоль склона над ручьем. По днищу каньона совсем рядом пасутся викуньи, не обращая внимания на людей. Тут вообще много диких животных, и специальные  дорожные знаки об этом предупреждают.

2.

izbrannoe dlia otchyota

    Путь через горы проложен очень изящно и изобретательно.  «Дорога лентою вьётся», закручена сложным серпантином и спускается с высоты все ниже и ниже…, но это не может продолжаться бесконечно.  Трасса достигает низшей точки, спуск заканчивается,  начинается новый подъем.  Где-то еще ниже виднеется населенный пункт, к нему есть съезд с трассы. Наверное, там есть столовая, а время уже – к обеду. Но нам лень заезжать в деревню. Мы двигаемся дальше, вверх, а через 2-3 км находим широкую выровненную  обочину, и останавливаемся здесь, чтобы пообедать.

Площадка имеет обрывистый край,  с которого открывается панорама Южных Кордельеров.  Масштабное зрелище, могучие горы! Дорожникам пришлось много поработать, чтобы проложить через них дорогу. Местами коридор для трассы вырубался прямо в горе.

3.

 izbrannoe dlia otchyota

   Наверное, есть большое сходство этих пейзажей с другими местами на Земле. Наверное, можно сказать, что они похожи, например, на Тибет. Но в Тибете не растут кактусы. И много еще в каких похожих местах кактусов нет. А здесь характерные  огромные колючие  стволы торчат на каменистых склонах, и сразу выдают, что это – Южная Америка.

    Тем временем погода нахмурилась, и все шло к тому, что мы попадем под дождь.

Но случилось это  лишь через два часа.

    В 14:30 мы закончили трапезу и поехали дальше. Хорошая асфальтовая дорога шла то вверх, то вниз, но в целом, с падением общей высоты, с длинными скоростными спусками. Мы поставили целью доехать сегодня до деревни с удивительным названием Запахерос. От этого селения дорога идет только вниз, все время вниз, и спускается в итоге до уровня моря в г. Арика на тихоокеанском побережье.

   Когда до Запахероса осталось всего 5-6 км, начался дождь, очень быстро перешедший в ливень.  Останавливаться и прятаться не было смысла, – деревня совсем рядом.  Единственное, что я сделал: остановился и закрыл чехлом сумку с фотокамерой на руле.

    За 15 минут мы промокли насквозь и страшно замерзли. Дождь был очень уж каким-то холодным.

  Но, вот, наконец,  желанный Запахерос! Слева, у дороги «Интернешнл ресторан».

Припарковываем к заборчику велосипеды, и торопимся зайти внутрь. Вода стекает с одежды, слегка лихорадит от холода.  «Международный ресторан» - несмотря на громкий титул, заведение довольно скромное, но это лучшее, о чем мы могли бы сегодня  мечтать.

   Мы заказываем ужин, полтора литра красного вина, и испытываем невероятное удовольствие…нет, – настоящее блаженство! Мы даже рады, что попали под ливень, иначе счастье было бы неполным.

   Но всему хорошему приходит завершение. Только дождь не прекращается. А нам еще нужно позаботится о своем ночлеге.

   Выясняем, что никакого гестхауза в деревне нет. То есть, как обычно придется ставить палатки. Но до чего же трудно будет найти подходящий твердый (не говоря уже о сухом) пятачок земли.  И тут кто-то из парней вспоминает, что в километре перед деревней видели недостроенное здание без окон и дверей, но под крышей.

    – Давайте вернемся, поставим палатки прямо внутри!

   Брошенное кирпичное  одноэтажное здание  должно было стать гостиницей,скорее всего. Тут, похоже, закладывался целый комплекс, но почему-то стройка остановилась, и видимо уже давно. Перекрытия во многих местах протекают, на полу слой мокрой грязи и лужи. Но, обследовав строение, мы находим пару комнат с частично сухим полом, и однозначно решаем, что остаемся здесь.

    – Будем первыми постояльцами! 

Время только 19:30.  Палатки уже стоят посреди комнат. Велосипеды тоже затащили внутрь. Темно и сыро, но есть фонарики и теплая сухая одежда. Немного сквозит через зияющие дверные и оконные проемы, но это такая мелочь по сравнению с тем, что снаружи.  Там с неба льет, как из ведра, и просто собачий холод.

Мы варим чай на горелке в одном из углов «отеля» и слушаем, как шумит дождь по крыше…. Хорошо, что не по крыше палатки! Саша Бусоедов подводит итог замечательного вечера:

- Ну вот! Когда бы еще так посидели!

   Пьем чай и расползаемся по спальникам, радуясь, какой замечательный и бесплатный гестхауз достался нам. И как вовремя пришло спасение.

 

D – 84,84km 

T – 5:15

A – 16,4km\h

Max – 63,9km\h

Dобщ. – 529km

Tобщ. – 52:40

Высота ночевки 3400 м

 

 

 

12 марта 2012

 

    Дождь поливал землю до полуночи. Потом тучи немного разошлись, зажглись редкие звезды. А к утру небо совершенно  расчистилось, предвещая  прекрасный день.

     Выехали в 8 часов, переполненные ожиданием встречи с океаном уже сегодня вечером.

    Дорога от Запахероса действительно устремилась вниз. Несколько незначительных подъемов в самом начале можно даже и не учитывать.  Прекрасный гладкий асфальт, шуршание шин и  обдувающий теплый ветер…. Автомобилей практически нет.

1.

izbrannoe dlia otchyota


2.

izbrannoe dlia otchyota

   Если с утра мы потеплее приоделись, то уже через 10 км сняли  с себя все лишнее. И чем ниже спускались, тем теплее становилось.

   За первые два часа мы проехали  с небольшими остановками 50 км. А в движении скорость спуска составила в среднем 30 км/час.

  Чем ниже мы спускались с гор, тем более влажным становился воздух. В нем стали появляться какие-то запахи, а до этого пахло разве что только дорожной пылью.

 3.

izbrannoe dlia otchyota

Вот, впереди внизу открылось какое-то белесое обширное пространство. Показалось, что на горизонте просматривается  океан.  И в воздухе запахло  сыростью. Но когда мы еще снизились, стало ясно, что это никакой это не океан, а плотный слой облаков, над которым мы все это время находились. Через несколько минут мы погрузились в этот облачный пласт, и все вокруг сразу померкло.  Дорога выположилась, пошла почти по горизонтали, а окружающий ландшафт больше всего стал походить на огромный карьер, затянутый промышленным смогом. Стало даже как-то немного тоскливо на душе от мрачной картины.

В густейшем тумане мы ехали несколько километров, до тех пор, пока дорога вновь не вынырнула на божий свет, но уже под облаками.  Опятьсо всех сторон сас окружили  горы, и пропала иллюзия близости океана. До подножия Андов и до побережья было еще очень далеко.

   Начиная с высоты примерно 1000 -1100м над у.м.  дорога,  имевшая до сих пор  плавные изгибы, закрутилась серпантином, и с голых горных склонов привела нас в лесистую долину.

   Мы спустились в субтропическую  вертикальную климатическую зону. К морским запахам, витавшим в воздухе примешались отчетливые растительные  и  сельскохозяйственные ароматы.

Эта долина уже пригодна для земледелия и обжита, заселена  людьми. Крестьяне что-то выращивают, разводят курей… А за курицами целями стаями охотятся мелкие грифы. Сидят на курятнике и надеются на что-то…

В маленьком горном селении мы остановились, чтобы попить чай и перекусить в придорожной столовой. 

      Уклон дороги становится все более пологим, и вот мы уже конкретно едем по равнине, зажатой с двух сторон горными хребтами. Тем не менее, уклон есть, мы  продолжаем  спускаться к океану.  Воздух наполнен запахами, ехать легко, не жарко и не холодно.

   Справа и слева  от дороги все  сплошь занято какими-то плантациями и огорожено заборами.. Растут пальмы. Но все в пыли, не привлекательное,  и даже горы не фотогеничные. Снимать совершенно ничего не хочется. А, вот, катиться по дороге - это огромное удовольствие, просто счастье! Километровые столбики отсчитываюти показывают, сколько еще этого счастья нам осталось: до Арики 9…, 8…, 7 км. … 4…,  3…. И вот, все: ноль километров на столбике!  И большой плакат, встречающий гостей при въезде в город: «Арика».  На велокомпьютере ровно 100 км. Столько мы проехали сегодня от Запахероса.

4.

izbrannoe dlia otchyota

Арика – город на берегу тихого океана – это последний пункт, конец, завершение велосипедной части нашего путешествия.

    От въездной стелы мы проедем сейчас  еще 10 км до города, поселимся в гостинице, увидим океан… и вообще будем отдыхать. Вечером отправимся в ресторан и отметим окончание самой сложной, напряженной спортивной части нашего похода.

 

D – 110km 

T – 4:45

A – 25,5km\h

Max – 68,33km\h  (личныйрекорд, междупрочим)

Dобщ. – 640km

Tобщ. – 57:00

Высота ночевки 0 м

 

   Через день мы улетим в Сантьяго, оттуда на юг Чили в Патагонию, а потом на остров Пасхи…. Но это будет следующая часть путешествия «велокабальеров». Совсем другая часть  – уже без  бисиклетов (велосипедов), без палаток, без изнурительной работы и без горной болезни.

И поэтому можно написать так:

Конец.  Продолжение следует